TRAUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TRAUM » ОБЩИЕ ЭПИЗОДЫ » Merry Christmas


Merry Christmas

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Название: Merry Christmas
Участники: все желающие
Дата происходящих событий и время: 24 декабря, вечер,, затем ночь
Место, где проходят события: гостиничный комплекс Шурмана
Сюжет: Души пользуются нашими снами как местом для передышки в пути. Если к тебе в сон залетит птица, это означает, что какая-то блуждающая душа воспользовалась твоим сном как лодкой для того, чтобы переправиться через еще одну ночь. Потому что души не могут плыть сквозь время как живые… Наши сны — это паромы, заполненные чужими душами, а тот, кто спит, перевозит их…(с) Милорад Павич

Все игроки отписываются по одному посту - прибытие в главный корпус, как только отпишется каждый желающий, в игру вступит гейм-мастер.
По логике последовательность появления должна быть такой: Leon Wagner и Faith King (думаю вам можно заглянуть в административный корпус, дабы узнать, где именно сейчас проводится вечеринка), одновременно с ними или следом в гостиницу прибывает Vincent Noir (с той же целью: узнать, где вечеринка, ибо приглашен на нее в качестве иллюзиониста) затем появляются Marcus Ambrose Frost и Alberta Rosemary Frost(в попытке снять домик или номер), далее появляются Soile Laine и Adeline Handel(их пригласили на вечеринку в качестве гостей, но они заблудились из-за сильного снегопада и решают воспользоваться помощью администратора) и завершаем прибытия мы - Pauline Werner и Martha Shurman с раненной тетушкой. После первого поста гейм-мастера первым отписывается Angel Young, который прибывает по моему вызову к раненой тетушке. Он последним добирается до гостиницы и пути к выходу перекрываются мастером. Далее посты пишутся в любом порядке, как пойдет сюжет. Если возникнут проблемы с торможением процесса из-за излишней уступчивости первенства своим партнерам, я сама составлю очередность постов. Но надеюсь этого не случится.

P.S. Если Faith King и Martha Shurman не появятся в эпизоде через два дня после написания постов игровых партнеров, мы исключаем этих персонажей из эпизода. Каким образом - укажу позднее.

Важное: прибыв в корпус вы не найдете администратора, позднее появится Маро, как нпс, поэтому логичнее решить подождать администратора, думая, что он отлучился. Ну или устроить истерику, грозя написать жалобу за плохое и несвоевременное обслуживание)

По всем вопросам обращаться в Игровую текучку. Если я кого-то забыла или у кого-то есть другие или определенные планы - пишем мне в ЛС и все будет.

Условия: Главный административный корпус представляет из себя небольшое двухэтажное строение с подвалом. Первый этаж предназначен для офисных помещений, конференц залов и ресторана. Второй этаж по большей части занят подсобными помещениями, кабинетами администратора и жилыми помещениями для персонала, который не живет в городе. В подвале расположены склады с продуктами, морозильные камеры и винные погреба.

Всем удачной и интересной игры!

+2

2

Когда впереди замаячило заметенное снегом двухэтажное здание, которое спутница тут же опознала как искомый административный корпус, Леон вздохнул с облегчением. Наконец-то дело сдвинулось с мертвой точки.
- Да, видимо это оно, - согласно кивнул парень. На подступах к главному входу он остановился и обернулся, силясь разглядеть вдалеке оставленный возле туристического коттеджа внедорожник с оборудованием. Однако снегопад настолько разбушевался, что Вагнеру удалось увидеть лишь хаотичное мельтешение белых хлопьев в сгущающейся темноте.
«Да уж, дорога домой будет не из легких», - констатировал не без сожаления внутренний голос. Сейчас Леон был готов даже остаться ночевать на территории санатория, если кто-то из менеджеров соизволит предложить такой вариант. В любом случае, у Вагнера не было дома, в который ему хотелось бы возвращаться под Рождество настолько, чтобы на старенькой ржавой развалюхе тарахтеть под откос в такую вьюгу.
Не было похоже, что в административном корпусе собралась толпа. Леон не разглядел даже горящих окон, хотя и сделал вывод, что скорее всего вечеринка начнется где-то в глубине здания. И, конечно же, никому из мнящих себя центром вселенной «менеджеров среднего звена», у которых услужливость скрипела на зубах, а улыбка была при трудоустройстве приклеена к губам, не пришло в голову выйти к воротам и встретить какого-то там киномеханика. Конечно, куда им до проблем простых людей. Леон недовольно поморщился, когда за воротник упало еще несколько комков снега, и с силой постучал в дверь.
- Могу я увидеть менеджера отеля? – Будничным тоном поинтересовался парень, не надеясь на ответ. Значительную часть громкости голоса проглотила завывающая вьюга, а внутри наверняка было достаточно шумно, чтобы не заметить вопроса.
- Ладно, идем.
На удивление, дверь легко подалась. Вероятно, в здании действительно ждали гостей и не спешили запирать главный вход. Откинув ногой мешающий снег, Леон отворил дверь на достаточное расстояние, чтобы в проем протиснулась сначала его спутница, а потом и он сам.
- Эй, есть здесь кто? Я привез оборудование, и если вы не поторопитесь сказать мне, где будет проходить сеанс, его заметет снегом так, что до утра не раскопаете, - в голосе Вагнера слышалось нескрываемое раздражение. Эта назойливая игра в прятки уже успела ему надоесть. Меньше всего хотелось нажить на собственную шею проблем из-за чужой некомпетентности или взбесившейся природы. Разумеется, боссу будет плевать на то, сколько гребаных часов провел его подчиненный, рыская по необъятной территории туристической базы в поисках хоть какого-то мало-мальски осведомленного в ситуации должностного лица.
«Перепились уже все, что ли…» - вздохнул Леон, проходя вперед, в глубь холла.
- Нужно поискать кого-нибудь. Знаешь, как здесь все устроено? Где кабинет их начальника или еще какой шишки? – если девушка знала, где находится административный корпус, она вполне могла подсказать и где в нем тот, кто может решить разом все проблемы Вагнера на этот вечер…

+2

3

Канун Рождества приятно радовал погодой и общей атмосферой. По крайней мере Винсента. Бушующая непогода успешно блокировала движение в городе, и добираться до места назначения было хоть и несколько проблематично, зато увлекательно и в отсутствии снующего вокруг транспорта. Пожалуй, из-за этого ненастья многие захотят посвятить своё время вечеринке в помещении, если не застрянут в каком-нибудь сугробе и будут найдены только весной. В такой приятной обстановке было бы неплохо узнать побольше о жителях города. Конечно, в роли иллюзиониста его видели уже многие, если не все, в роли зрителей он тоже видел уже немало человек, но, пока цирк ещё не уехал на гастроли, было бы неплохо не только работать и развлекать остальных, но и отдыхать самому.
Каким-то чудом отыскав в такой метели гостиничный комплекс, Нуар, беспрестанно стряхивая с полей шляпы снег, дернул на себя дверь и первым делом втолкнул внутрь вещи, затем протискиваясь самолично. Из-за какого-то недоразумения, не иначе, его никто не спешил встречать и вводить в курс дела. Как минимум невежливо приглашать профессионала и бросать его на произвол судьбы. Сделав несколько шагов вглубь помещения и оглядываясь вокруг, он недовольно кинул вещи на пол, потирая замерзшие пальцы, и прищурился, глядя на фигуры впереди. Вот бездельники… Или я опоздал?..
- Эй! Эй! Портье, администратор, официант, паж, в конце концов?.. – Винс махнул рукой, пытаясь привлечь их внимание, и быстрым шагом направился за людьми, по пути споткнувшись о ковер и старательно его поправив. Однако, как оказалось, они были мало похожи на служащих гостиницы, и он на секунду замялся, несколько озадаченно глядя на них от постигшей его неожиданности и поначалу немного растягивая задумчиво слова. – Приятного вечера. Тут, собственно, что происходит?.. Я имею в виду… - он упер одну руку в бок, другой почесывая затылок и сдвигая шляпу на лоб, - намечается ли разгар событий? Был бы очень признателен хоть за какую-то информацию, раз своевременное обслуживание так вероломно заставляет себя ждать.

+3

4

Рождество. Пьер всегда любил Рождество. И пусть он никогда не мог похвастаться большой любящей семьей, но празднование в кругу близких друзей (которых он и считал своей настоящей семьей) с лихвой восполняло отсутствие в его жизни наличие родственников. Правда когда тебе столько лет, что уже и запомнить трудно, а твои друзья один за другим покидают этот мир, невольно начинаешь ощущать себя одиноким. Баро считал, что в этом нет ничего плохо, даже наоборот - естественный круговорот жизни, против него бессилен каждый. Однако протосковав несколько лет в большом городе, старик пришел к выводу, что так больше продолжаться не может: если он никому не нужен здесь, кто сказал, что он не сможет найти себе место в ином городе, среди незнакомых людей? Так оно и вышло. Старика Пьера любили в Трауме, он был вхож во многие дома и с удовольствием помогал каждому, кто просил о помощи. Несколько лет назад он согласился развлекать детишек на ежегодном празднике труда -  родителям так понравилось представление, что они до сих поздравляли его с праздниками разнообразной выпечкой. Эта странная традиция - приходить в гости с приготовленными именно тобой кондитерскими изделиями - очень умиляла мужчину, это выглядело так умилительно по-домашнему.
Так и прижившись в Трауме, Баро был несказанно рад, когда Шурман взял его на работу, предоставив этим самым постоянный заработок и возможность проводить на свежем воздухе максимальное количество времени. И хотя старик уже побаивался без посторонней помощи штурмовать здешние леса, любоваться пейзажами он очень любил. Собственно этим он и занимался, когда на территории гостиницы один за другим начали появляться люди, которые несмотря на метель и внушительный минус на термометре, пробирались через сугробы, дабы добраться до административного корпуса, как он мог судить. Странное дело, но старик никак не мог взять в толк, какие такие причины могут заставить человека выйти из дома в такую погоду и пойти искать себе приключений, ибо при почти отсутствующей видимости было весьма легко заблудиться. К тому же, гостиничный комплекс находился в отдалении от города, а ездить на машине по обледенелой дороге - самоубийство. Но понаблюдав со стороны за этими передвижениями, Пьер пришел к выводу, что все эти люди наверняка просто решили отпраздновать сочельник вместе. Но почему в главном корпусе? Насколько ему было известно, в нем все еще шли ремонтные работы и в данный момент он пустовал. Может они просто не знают об этом?
Решив помочь молодым людям, Баро медленно двинулся в сторону административного корпуса. С большим трудом преодолевая снежные заносы, он пытался разглядеть расчищенные с утра тропинки, но не мог обнаружить даже намеки на них. Делая несколько раз передышку и напевая под нос одну шутливую песенку, он через некоторое время все же достиг цели. Ввалившись в холл с жутким грохотом, ибо при входе успел задеть ногой кучу досок, Пьер добродушно улыбнулся присутствующим.
-Вечер добрый, господа. - стряхивая с пуховика снег и щурясь от яркого света, Баро с прищуром разглядывал  молодых людей - Я могу вам чем-то помочь? Если вы ищете администратора, то вынужден вас разочаровать, он уехал еще днем.

+2

5

В небе явно прохудилась солидного размера дыра, судя по тому, какое количество снега валилось откуда-то сверху. Маркусу пришлось оставить машину на специально отведенном месте. Старик-дворник к тому моменту уже забросил гиблое дело расчистки снега, он лишь сочувственно покачал головой в ответ на сетования непривычного к подобной погоде ньюйоркца. Однако от него Фросту удалось узнать, как попасть в центральный корпус, где обычно заседали в своих офисах местные менеджеры.
Дальнейший путь пришлось преодолевать пешком.
- Нам нужно найти здешнего администратора, снять комнату и разобрать вещи, - проговаривал мужчина вслух свои мысли, скорее для того, чтобы не забыть, а не для того, чтобы дать разъяснения Альберте. Девочка послушно плелась с ним рядом, периодически проваливаясь в снег по колено. Марк на всякий случай держал ее за капюшон, чтобы предотвратить возможное падение. – Праздник еще не начался… у них наверняка будут свободные коттеджи.
- Когда мы сможем вернуться к машине? – спросила Берта так тихо, что Маркус едва разобрал голос за порывами ветра.
- Думаю, что только утром, - вздохнул Фрост. Он прекрасно представлял себе, что ожидает его после рассвета на месте, где был оставлен внедорожник. А именно – внушительных размеров сугроб, который придется разгребать, чтобы через пару дней он не превратился в слежавшийся однородный блок.
- Им будет холодно, - шмыгнув носом, добавила девочка. – Когда мы снимем комнату – забери их.
Вот ведь незадача...
- Ладно, я постараюсь… но если я заблужусь и замерзну тут до смерти, никто не сможет приготовить тебе пончики, - Марк попытался перевести тему, хотя и осознавал, что это безнадежно. Альберте были нужны ее куклы. Без них она откажется есть, откажется спать, снимать верхнюю одежду, да и вообще двигаться с места. А то и вовсе отправится спасать брошенных на произвол судьбы шарнирных друзей в одиночку, дождавшись, пока дядя свалится на постель от усталости и тут же уснет. – Я постараюсь, - повторил он машинально.
- Хорошо, - кивнула Берта.

Маркус счел, что стучать в дверь бесполезно. К тому же, возле крыльца наблюдались еще не до конца занесенные снегом следы. Кто-то явно совсем недавно вошел внутрь, и кто же это еще мог быть, как не менеджер отеля?
- Давай, заходи, - Фрост отворил дверь перед племянницей, девочка юркнула внутрь, дернув его за собой за рукав. В помещении было даже слишком тепло и тихо. А еще в нем были люди. На одного из них Маркус едва не налетел, чудом умудрившись удержать равновесие.
– Простите, простите пожалуйста, - затараторил Марк, на ходу подбирая слова, - мне не хотелось мешать вам… и вас прерывать, но нам… и нам требуется… нам нужно где-то остановиться, да. Мы приехали, когда уже начинало темнеть, и мы не успели… ох… - попытка найти складное объяснение своему позднему появлению на территории базы с треском провалилась. – Подождите, я сейчас… сейчас… где же это…- Марк полез в карман за разговорником, чтобы найти общеупотребительную классическую фразу, которая могла бы дать понять незнакомцам, что же нужно заявившемуся в здание мужчине с ребенком в канун Рождества.

+1

6

Он оставил их.
Бросил их.
И ему даже не совестно.
И ничуть не жалко их.

Альберта хотела даже обидеться, но это ничего бы не дало. Ее дядя, как и большинство глупых взрослых, отказывался признавать, что ее друзья – это нечто большее, чем кусок пластика, обернутый в красивую одежку. Она просто последовала за ним по рыхлому снегу, который вечно уходил из под ног, хрустел и проваливался. Она старалась молчать, но вскоре тоска дала о себе знать. Тогда Берта поинтересовалась, когда ее подопечные будут освобождены из снежного плена. Дядя Маркус попытался обнадежить племянницу, но у него ничего не вышло.
Бесполезный дядя Маркус.
Посмотрела бы я, как бы он себя почувствовал, если бы его бросили совсем одного, запертого в машине в такую метель.

Здание, которое дворник называл «административным корпусом», оказалось гораздо меньше, чем ожидала Альберта. Прежде они с мамой всегда останавливались в больших отелях, где было множество этажей, стеклянные вращающиеся двери, скамейки в лифтах и цветы в коридорах. Это место было ничуть не похоже на те.
Берта Фрост вошла в холл первой. Она отошла чуть в сторону от дедушки, который судя по всему появился за пару минут до них, потопала ногами на небольшом коврике, как учила мама, чтобы снег с сапожек осыпался и не пачкал пол. Затем Альберта заботливо отряхнула белые хлопья с единственной куклы, которую смогла забрать с собой. Она была бы рада пообещать ей, что она скоро увидится с подругами и друзьями, но не смогла. В темноте за дверью все они томились в железной холодной клетке.

Дядя Маркус начал пытаться объяснить незнакомым людям, что стояли чуть дальше, зачем он пришел. Альберта закатила глаза. В помещении было жарко, ей не терпелось поскорее избавиться от тесной теплой шубки. А стоять и ждать, пока дядя придумает, что сказать, можно было до самого утра. Когда он вытащил свою книжечку, из которой вечно читал с ужасным акцентом глупые фразы на автозаправках, и зашелестел страницами, Берта сделала шаг вперед.
- Мой глупый дядя хочет сказать, что мы пришли, чтобы снять домик. – Сообщила девочка будничным тоном. Ей не особенно хотелось разговаривать с незнакомыми взрослыми, но без ее помощи ситуация просто не смогла бы разрешиться. – Вы не знаете, где портье?

+1

7

- Ой, сама бы быстрей собиралась, мы б и не опаздывали! - бурчала вдогонку Аделине Сойле, пытаясь быстрее переставлять ноги, однако это путешествие все больше напоминало прогулку по болоту, где чем сильнее сопротивляешься, тем глубже засасывает. Чертова зима! Высокий воротник черного пальто был поднят и подвязан длинным алым шарфом плотной вязки - бабуля Лайне умела заботиться о потомках. И все было хорошо в этом идеально теплом комплекте, кроме одного - не удержать сигарету.
- Стой! - крикнула она Гендель и тут же закашлялась от морозного воздуха в легких. - Твою мать же ж!
Рука без варежки мгновенно почуяла всю прелесть австрийской зимы перед Рождеством, но упрямая финка шарудила в кармане в поисках зажигалки и сигарет. Как ни странно, для замерзшей почти сразу кожи на ощупь было одинаково: что картонная пачка, что металлическая зажигалка. Исхитрившись еще в кармане вытащить из упаковки сигарету, Сойле зажала её между губ и принялась прикуривать. На морозе. В метель.
- Да, я не могу подождать! – не вытаскивая сигареты и нервно чиркая зажигалкой, пыталась открикиваться Лайне. – Не собираюсь я бросать! Ой, да не ворчи, как будто яйца себе отмораживаешь, Адель!
Видимо, последнего ей все же не стоило говорить, потому что в следующую секунду зажигалка из её рук вылетела прямо в снежный сугроб.
- Куда? Ты что творишь, мать твою, Гендель?! – выглядела она полусердито полуиспугано, как будто ребенок, у которого отобрали любимую игрушку. – Я ж нихрена не вижу тут, а это моя любимая зажигалка, блин! – натягивая на вторую руку варежку, Лайне принялась разгребать снег.
– Эй! – запустила снежком в подругу. – Ну хоть телефоном посвети, помощница! – почесав краснеющий нос о рукав пальто, Сои снова повернулась к сугробу, который неумолимо увеличивался в размерах, все еще надеясь отыскать свою драгоценную зажигалку.

- Ах тааак?! Самая умная тут, да, училка малышни?! – выплевывая изо рта снег и вылезая из сугроба, в который помогла нырнуть добросердечная Аделина, Сойле кричала и хохотала одновременно. – Зараза ты! Непрофпригодная! Получай! – подкинув и в без того заснеженный воздух белую пыль снежинок, Лайне подставила девушке подножку и, легко подтолкнув за плечи, завалила в сугроб напротив. – А ты думала, я одна сейчас завалюсь туда как снежная баба? – вытряхивая из-за ворота снег, продолжала смеяться Сойле. Она достала новую сигарету и все-таки подкурила. – Зажигалка найдена. Живи пока! – помогая Аделине выбраться из сугроба, вещала финка.

- Отстань, не мусорю я! Я точно помню, что здесь есть урна, просто под снегом её не видать, - парировала упреки американки Сои, кидая окурок наугад в снежную кучу возле порога в главный корпус гостиницы.
Кое-как приложив силу обеих рук, Лайне все же заставила дверь поддаться и тут же холл гостиницы встретил их пусть не весьма радушной запустелостью, но хоть каким-то теплом, чтоб тут же не захотелось градус температуры тела поднимать градусом крепости алкоголя.
Финка стянула с головы шапку.
- Спокойно! Это так и задумано! – еще больше растрепав пятерней кипиш на голове, девушка оставалась спокойной как удав. Размотав на шее шарф и оставив на себе раскрытое нараспашку пальто, Сойле подлетела к стойке администратора и для надежности даже заглянула за нее, перевешиваясь через стол. Никого не обнаружив, финка тронула пальцем кнопку-звоночек вызова этого самого администратора, а потом и вовсе со скуки стала наигрывать на ней мелодию «джингл беллс», явно нарываясь на оскорбление своих музыкальных способностей и пристрастий.
- Блин, какого черта мы сюда приперлись? Все нормальные люди, наверно, сидят сейчас у своих домашних каминов и глушат глинтвейн, любуясь погодой за окном.

+3

8

- Ой, сама бы быстрей собиралась, мы б и не опаздывали!
- Да если бы кое-кто не изгадил мои брюки я бы быстро собралась! Чаю ей захотелось, видите ли. Корова криворукая, вот ты кто.
Бурчала Аделина, тихо радуясь, что Сойле не услышит её через шарф, который преподавательница намотала до носа. Гендель не горела желанием тащиться на вечеринку: мало того, что там будет непривычно много людей, так еще и тащиться нужно было через метель! "И ладно бы просто метель, ладно бы просто ветер и холод, так нет, еще и эта курица то зажигалку начинает искать, то ещё ей что-то в голову стукнет!" До отеля Адель дошла замерзшая, злая и вся в снегу. Это противное вещество забилось даже под одежду, а из-за незначительного тепла тела снег тут же растаял и образовал на наряде мокрые пятна. "Сойле, мать твою, я тебя когда-нибудь задушу! И мне за это ничего не будет. Один раз сбежала и второй сбегу." Аделина была неописуем рада оказаться в отеле, здесь хотя бы не шел снег. Она немного задержалась на входе, пока поправляла волосы, отряхивала пальто и развязывала шарф, который едва ли не покрылся корочкой льда. "И какого лешего меня сюда занесло? Сидела бы дома, глушила глинтвейн у телека, нет, праздника захотелось! Тупица." Под пальто были видны черные джинсы, белая блузка и красный жилет, волосы были завиты, но от укладки уже ничего не осталось, а большинство косметики стерлось о тот же шарф. У того-же зеркала она подправила макияж, как могла быстро. "По-хорошему - надо перекраситься, стереть все эти гордо павшие в борьбе с непогодой останки косметики, накраситься за-ново... но я пока губы то подвожу, у Сойле уже истерика начнется."
- Спокойно! Это так и задумано!
- Если эту метель придумала ты, то я тебе устрою новый год. В сугробе жить будешь.
Её недовольные речи прервало возвращение к попытке нарисовать себе лицо. "Я тебе отомщу. И за зажигалку в сугробе, и за эти твои шуточки! Ты у меня еще пожалеешь." Накрасившись, Адель быстро догнала Сойле, остановилась за её спиной и огляделась, в поиске знакомых лиц.
- Блин, какого черта мы сюда приперлись? <...>
- От глинтвейна я бы не отказалась. - Сухо усмехнулась Адель, все еще стягивая пальто. - Или чаю. Да, лучше бы кофе. И действительно, надо было дома сидеть. А с тобой я вообще не разговариваю! Мало того, что куда-то среди ночи потащила. Ну, что дальше? Мы хоть туда пришли?
Гендель никак не могла согреться, а из присутствующих взгляд ни за кого не цеплялся. Разве что, она отметила девочку, которая, по возрасту, должна-бы учиться в её классе. "Они номер снимают, да? Проездом наверное."

+2

9

Алекс захлопнул за собой дверь попутки, наклонился и, благодарно улыбнувшись водителю, поднял правую ладонь вверх в прощальном знаке.
– Ну, бывай, – мужчина за рулём сдавил педаль газа, из-под колёс автомобиля во все стороны полетел снег, и – машина осталась на месте. Поле ещё двух попыток буксовавшая тойота окончательно зарылась в снег. Улыбка Алекса приугасла. Спустя десять минут работы лопатой, перекидывания снега оттуда, где его много, туда, где его ещё больше, Дитрих вместе с водителем уже толкали машину с обочины на пустынную дорогу. Дочь водителя с интересом смотрела на мужчин через заднее стекло, на улицу её не пустили – без лопаты замёрзнет, а его жена переместилась за руль и уже, наверное, тысячу раз успела пожалеть, что в сочельник позволила мужу подобрать окоченевшего на остановке парня. Вскоре она уже что-то бурно разъясняла главе семейства в удалявшейся серой тойоте. А Дитрих благодарил небо за то, что сегодня снег, а не грязь, иначе после такой взаимопомощи парень в своей светлой куртке уже ловил бы машину обратно в город.
Только попутка скрылась за поворотом, Алекс тут же забыл о ней. Он остался наедине с этим морозным вечером, оглянулся по сторонам и, выпуская изо рта облачка пара,  затопал к гостинице. Кругом было тихо, слишком тихо, и даже скрип мягкого снега под ногами казался несколько приглушенным. Дорогу порядком замело, Алекс с трудом пробирался через белую пустыню, ориентируясь по веренице фонарных столбов, ведущей на территорию дома отдыха. Дитрих был здесь далеко не в первый раз. Среди тех, для кого выступал танцор, мистер Шурман, владелец этого комплекса, был первой персоной. Ал даже ничего не планировал на сочельник, угадывая, что своим выступлением должен будет украсить вечеринку протектора. Но как парень был удивлён, когда узнал, что приглашен в качестве гостя! Подумать только, он идёт отдыхать, отдыхать в сочельник, на праздник – для человека творческой профессии это довольно редкое событие. Однако что бы значило это приглашение со стороны мистера Шурмана, Алекс пока сказать не мог. Одно было ясно: сегодня ему пристало быть воплощением обаяния в этом бренном мире, если парень надеется хоть на какой-то прогресс.
Наконец Дитрих достиг цели своего путешествия и остановился перед входом в гостиницу, стряхивая с одежды излишне прилипчивые снежинки. Зайдя внутрь, Алекс услыхал трезвон, казавшийся после тихой прогулки особенно оглушительным, – девушка, названивавшая у администраторской стойки, явно не жалела сил.
– Мы хоть туда пришли? – спросила её спутница.
– Если хотите счастливого Рождества, то явно по адресу, – улыбнулся Ал, направляясь к девушкам и попутно стягивая перчатки, которые, казалось, за последние полчаса забыли об обязанности греть руки. Алекс взглянул за стойку, убедившись, что администратора, у которого гость должен был получить «подробности», там действительно нет, и продолжил в приподнятых интонациях, – Портье, похоже, уже празднует.
На самом деле всё выходило не так хорошо: из-за увязшей в снегу тойоты Ал мог опоздать, а перспектива торчать здесь в ожидании чуда не очень импонировала танцору. Парень отыскал взглядом в холле часы: странно, он не опаздывал, но портье действительно нет. Алекс очень старался остаться весёлым и спокойным, но праздничное настроение потихоньку начало убывать. Он стащил с головы шапку, моментально ставшую мокрой в тёплом помещении, вывернул наизнанку и убрал в карман куртки, которая тоже покрылась мельчайшими капельками, но обещала быстро высохнуть.
Оказалось, что, кроме девушек, в холле были и другие люди, среди них Ал узнал Нуара, которому очень обрадовался – тот, скорее всего, тоже на вечеринку, а это повышало шансы, что Дитрих всё-таки ничего не пропустил. С широкой улыбкой он протянул фокуснику ладонь для рукопожатия:
– Привет, Винс. Работать? Отдыхать? – кивком головы Ал будто помог себе поинтересоваться, зачем же здесь оказался его знакомый, и улыбнулся ещё шире, вспомнив, что сам танцор сегодня будет только развлекаться.

+2

10

Не зря все же Полин трижды прокляла себя перед тем, как покинуть бар и отправиться на помощь совершенно незнакомым людям. Нет, добродушие и выручка это несомненно хорошие людские качества, и девушке искренне хотелось, чтобы если ей "повезет" попасть в передрягу, рядом оказались именно такие сородичи. Однако, в данном случае, ее желание сделать доброе дело в очередной раз обернулось кучей проблем для нее самой. И дело даже было не в том, что они с трудом откопали ее вездеход и сами дважды заблудились, пока искали машину Марты, и даже, как это не удивительно, не в том, что к моменту их прибытия тетушка находилась без сознания и судя по ее виду, была ранена. Самый абсурд начался, когда Вернер не смогла открыть заклинившую от холода дверцу машины. Выбив стекло, она конечно в итоге попала внутрь, но пока она проводила осмотр женщины на предмет тяжелых повреждений, Марта пропала. Каким именно образом - растворилась в воздухе, провалилась в сугроб или может ветром сдуло - Полин понятия не имела. Но в одном она была уверена точно - когда ей все же удалось приоткрыть дверь машины и вытащить тетушку наружу, вокруг не было ни души. Все попытки докричаться до ребенка или разглядеть ее силуэт за уже разыгравшейся снежной бурей потерпели неудачу. Уже темнело, значительно холодало и снег покрывал все вокруг с такой скоростью, что лишнее промедление могло привести к тому, что внедорожник вновь погрязнет в сугробе и настанет ее очередь выступать в роли жертвы. Решив, что будет мудрее отвезти женщину в город и обеспечить ей медицинскую помощь, а затем связаться с полицией, чтобы они начали немедленные поиски потерявшегося отпрыска, Вернер принялась за дело.
Подогнав машину поближе к месту, где застряла тетушка, она с неимоверными усилиями перетащила ее на заднее сидение внедорожника. Она всегда знала, что тело человека в бессознательном состоянии кажется намного тяжелее, но при всем этом просто поверить не могла, что столь хрупкую старушку почти невозможно сдвинуть с места. Однако все же справившись с задачей, девушка еще раз вернулась в застрявшее транспортное средство и полностью обыскав его, забрала сумочку, документы и какие-то бумаги. Когда Полин несла вещи, в запале схватив их охапкой, из ее рук выскользнуло что-то весомое. Нагнувшись, она на мгновение замерла в удивлении.
-Черт, черт, черт...
Схватив упавший паспорт и метнувшись в свою машину, она захлопнула все двери и рванула с места, уже почти не заботясь о том, как чувствует себя при такой езде тетушка на заднем сидении. А в принципе стоило, ибо, согласно документам эта леди была родственницей Шурмана. Того самого, который вложил столько денег в это богом забытое место. А та девочка...очень надеюсь, что она не его дочь. Черт, черт, черт! Судорожно пытаясь сообразить, где стоит свернуть, чтобы добраться быстрее, она гнала на скорости, надеясь, что благодаря ей сможет пролететь ямы, образовавшиеся на влажном снегу. Правда внезапно ее осенило, что несмотря на то что это территория находилась в отдалении от города, здесь могли остаться люди, как и Марта. Осторожно сбросив скорость и медленно выдохнув, для того, чтобы вернуть спокойствие, девушка кинула взгляд в зеркало, желая убедиться, что с женщиной все в порядке. Но к сожалению темно-бардовое пятно, которое так явственно выделялось на светлой обшивке, означало, что не все так хорошо, как хотелось бы. Понимая, что у нее просто не хватит времени доехать до госпиталя, который находился на другом конце города, Полин свернула с главной дороги и направилась в сторону туристической базы. Там есть медпункт и просто обязан быть полицейский...

-Помогите!!!
Она не смогла проехать к самому зданию и пришлось останавливаться в некотором отдалении. А вес тетушки плюс куча ее вещей, которые почему-то именно сейчас Полин вздумала тащить с собой, не позволяли поудобнее ухватить истекающее кровью тело. Жмурясь и стараясь дышать глубоко, девушка чувствовала, как ее одежда через вырез распахнутой куртки пропитывается чем-то теплым. Но она мысленно приказывала себя лишь крепче сжать объятья и тащить эту Шурман до победного.
-Ну кто-нибудь! Баро!!!
Вроде главный корпус базы, а никого вокруг, только доносящиеся издалека взрывы смеха и отголоски музыки...Рождество. Вернер за этот час совсем забыла о том, что сегодня праздник, к которому они готовились несколько месяцев, и что собственно говоря она собиралась встретить его с друзьями. Слезы обиды и досады самовольно скользнули по щекам, заставляя девушку сделать последний рывок и почти с ревом ввалиться в корпус. Причем ввалиться в самом прямом смысле, ибо не удержав равновесие, она собой распахнула дверь и приземлилась на пол, создавая безопасный буфер для пострадавшей тетушки. Отморгавшись и привыкнув к свету, Полин постаралась выползти из-под женщины, но когда ей это не удалось, приподняла голову, оглядываясь вокруг. Люди, здесь были люди!
-Помогите! Она ранена, срочно нужен врач. И полиция! Нужно вызвать полицию, в лесу потерялась девочка!
Видя, что несмотря на эмоциональный призыв присутствующие замерли в удивлении и нерешительности, она из последних сил толкнула тетушку в сторону, открывая взору собственную одежду, пропитанную кровью.
-Не стойте же, черт вас подери. Она Шурман! И она умирает!

+3

11

Знакомство с городом, новыми людьми, отчётами, всё это так замотало Энджела, что он совсем забыл о том, что Рождество уже на носу. Он так бы всё и пропустил, если бы за день до масштабного праздника новое начальство не вручило ему приглашение на рождественскую вечеринку. Детектив находился на новом месте работы, да и вообще в городе всего ничего, чуть более двух недель, так что особо знакомых не было, а возможность завести новых друзей и тем-более повеселиться он бы ни за что не упустил, по этому не раздумывая, согласился пойти на празднование.
Особо далеко ему идти не надо было, он жил на территории гостиничного комплекса, но благодаря сильному бурану и снегопаду даже этот мизерный путь оказался на удивление трудным. Еле открыв дверь своего домика, которую конкретно замело снегом, он направился по сугробам, под которым по идеи проходила тропинка, к главному корпусу. "Бляяядь...Как холодно! Хорошо хоть шапку додумался одеть..." Эти, каких то 150 метров, были словно марш-бросок которые он когда-то проходил в академии, правда тогда было не так сурово.
Сильнее прижимая одну сторону воротника к щеке, что бы ветер не продувал шею, Янг уже было хотел сделать шаг на ступень здания, но капли крови ведущие прямо к входу корпуса заставили на мгновение остановиться.
-Твою же мать! Надеюсь это чей-то розыгрыш... - Энджел просто не сдержал эмоций и рывком кинулся ко входу, кровь была совсем свежая, даже ручка двери была ей выпачкана. Ни секунды не раздумывая, парень распахнул дверь. Ошарашенные взгляды находящихся там людей смотрели в одну точку.
-Что здесь… -Он хотел было спросить что случилось, но пронзительный голос девушки прервал его.
-Не стойте же, черт вас подери. Она Шурман! И она умирает!
Энджел тут же перевёл взгляд на девушку, окровавленная она сидела рядом с лежавшей на полу пожилой дамой, которая была очень сильно изранена. Конечно, если бы парень не был полицейским и никогда вообще не бывал в таких ситуациях, он бы тоже растерялся и не знал что делать, но опыт не позволял медлить. Детектив кинулся к женщине и сняв шапку попытался зажать место кровотечения что бы хоть как-то остановить кровь, но Янг не медик и залатать рану он не мог.
-Ну же, вызывайте скорую, не стойте! И лёд, что-нибудь холодное, быстрее! – Совсем позабыв про то, что у него в кармане был свой телефон, а на улицы целые сугробы "чего-нибудь холодного", он попытался призвать на помощь находящихся в здании людей.
-Что произошло? - Сидя на коленях, задал по привычке вопрос светловолосой девушке не надеясь услышать ответа.
«Весёлого Рождества…»

+3

12

Люди продолжали прибывать едва ли не толпами, каждого интересовал один и тот же вопрос, ответ на который наконец дал какой-то старик, чудом появившийся на этом празднике жизни сплошь молодых и красивых.
- Что значит уехал? Куда это он уехал? Вот так конфуз, скажу я вам, – Винсент недовольно всплеснул руками и повернулся на знакомый голос, от негодования с силой пожимая руку Алекса. – Покой нам только снится, друг мой, так что работать. Если, конечно, здесь вообще что-то состоится, в чем я почему-то начинаю сомневаться.
Впрочем, он даже не сильно огорчится, если в итоге не придется работать сегодня. А с таким составом здесь уже можно было бы устроить отличную вечеринку. Вон та девочка могла бы стать официанткой, и никто не узнал бы, что они незаконно использовали детский труд. Даже если администратора здесь уже нет и вообще никого кроме этого старика, то время потерянным зря не будет. Иллюзионист на шаг отошел от собравшихся в холле, чтобы посвятить своё время общению с практически единственным знакомым здесь человеком, пока что-нибудь не выяснится. Но люди продолжали вваливаться, уже даже не входить в дверь. Значит ли это, что вечеринка в самом разгаре, но мы не знаем где?..
- Паника! – довольно пихнув блондина в плечо, Винс поспешил на крики о помощи, готовый радостно поднять с пола Полин и начать подтрунивать над ней, и за пару шагов остановился как вкопанный, глядя на окровавленную девушку и её полуживую спутницу, а затем поднимая взгляд на вошедшего молодого человека. Наверное, маньяк, который их преследует…
Предположительно маньяк уже взял всё в свои руки, и Винс медленно выдохнул, осторожно делая ещё шаг к девушке и пытаясь найти в карманах телефон. Нервно хихикнув, он чуть наклонился к ближайшему человеку, продолжая глядеть на кровь, и тихо спросил: А кто такая Шурман?
Выудив из бездонных карманов плаща телефон, брюнет едва не уронил его, представил, что было бы, упади его драгоценный аппарат в кровь, передернулся и начал набирать номер. Набрав сначала по привычке не тот номер, он чертыхнулся, набрал снова и прислонил телефон к уху. Из трубки раздавался только неясный шорох.
- Моя магия бессильна, - Нуар раздраженно запихнул телефон обратно в карман и по привычке почесал в затылке, задумчиво бормоча, - Лед, лед… Какой лед, если тут даже банально администратора нет.

+3

13

Неразбериха все усиливалась, Маркус бросил попытки понять, что происходит, вместо этого он отошел к стене, утянув за собой Берту за капюшон. Никто из присутствовавших в административном корпусе, похоже, толком не знал, куда запропастился персонал, люди переговаривались между собой, обменивались вопросами и недоумевали, что делать дальше. Большая половина слов оставалась тайной для Фроста, он пытался сконцентрироваться на словах одного человека, но тут же начинал говорить другой. Разговорник казался бесполезным как никогда.
В другом месте и в другое время Марк взял бы Альберту за руку, отвел ее обратно к машине и отправился бы в другой отель. Вот только других отелей, похоже, на много десятков километров в округе было не сыскать, да еще и эта метель… Они и до этого места едва добрались, расспросив всех работников окрестных заправок.
- Мы немного подождем, - шепнул по-английски Фрост, наклонившись к племяннице. Он все еще чувствовал себя неуютно, когда возникала необходимость советоваться с разговорником, чтобы донести мысли до собеседников. Берта была фактически единственной собеседницей, которая могла понять его слова. И перевести, при необходимости, - сейчас эти люди во всем разберутся, и мы пойдем в свой номер. Тебе не жарко?
Берта замотала головой. Она выглядела недовольной, даже рассерженной, но молчала. Марк знал, каково это, когда тебя игнорируют. Без лишних слов он взял девочку за свободную от куклы руку и оглядел многочисленных незнакомцев. Каждого из них, вероятно, привела на территорию туристической базы своя собственная цель, так что никто не стремился объединить усилия для поисков менеджера отеля. Тоже привычное дело. С каждым годом люди становились все большими и большими одиночками.
«Интересно, как там та девушка с автобусной станции… когда утихнет метель, надо бы сообщить о ней местному шерифу…». Марк старался успокоить себя мыслями о том, что незнакомка успела добраться до города, где ее нашли, обогрели и спрятали от снегопада, но отсутствие уверенности в таком исходе выбивало из колеи. Старик, который похоже был в курсе ситуации чуть более прочих гостей отеля, выглядел наиболее убедительным, поэтому Маркус решил обратиться к нему с просьбой помочь уладить вопрос с номером.
Он едва успел открыть рот, как в помещение буквально ввалились двое. Слова застряли в горле, шум вокруг приутих, все уставились на новоприбывшую, словно у нее на голове рога выросли. Хотя, если бы выросли, это было бы лучше, чем… кровь.
- Господи… - шепнул Маркус, притягивая к себе племянницу и закрывая ей глаза рукой. – Не смотри, - коротко приказал он тоном, не оставляющим простора для возражений. И зачем-то добавил: - все будет хорошо.
Вот только ничего не было хорошо. Напротив. Сначала их занесло в метель в забытый богом Австрийский городок, потом выяснилось, что в нем и остановиться-то негде, а теперь какая-то женщина истекает кровью прямо перед ним, а он не имеет понятия, что делать.
«Шурман… Шурман…». Фамилия казалась предательски знакомой, словно совсем недавно Марк где-то ее слышал. Вот только вспомнить где именно ему не удалось. «И девочка… девочка в лесу? Потерялась? Неужели?..»
Предательски захотелось курить.
- Постойте, когда мы только приехали… На автобусной остановке была девушка… она выглядела заблудившейся. – Маркус говорил негромко и по-английски, машинально озвучивая заплясавшие в голове мысли. Ему не казалось хорошей идеей сейчас заводить разговор о незнакомке. - Чертовщина какая-то...

0

14

Альберта надула губы и окинула взрослых уничтожающим взглядом исподлобья. Почему-то никто из них никогда не желал принимать во внимание слова ребенка, а потом они удивлялись, почему же это Берта отказывается с ними разговаривать. То ли дело – куклы. Они всегда слушали слова своей хозяйки предельно внимательно. Девочка обняла куклу крепче и отвернулась. Ей больше вовсе не хотелось быть в этом месте.
Дядя Маркус, похоже, разделял мнение своей племянницы. По крайней мере, он сам отвел ее в сторону, подальше от неприятных и невежливых незнакомцев. Потом дядя поинтересовался, не жарко ли ей. Берте было жарко, но она не призналась и не стала расстегивать пуговицы и разматывать шарф. Пускай дяде станет совестно, тогда он будет искать комнату для них обоих с большим энтузиазмом.
- Эльза хочет спать, - проговорила девочка, поглядев на кукольную макушку. – Она говорит, что ее друзья тоже хотят отдохнуть, но им слишком холодно. Пойдем, сходим за ними? Эльзе здесь не нравится… И мне тоже.
Дядя Марк не отреагировал, и Берта решила, что на этот раз она точно обидится и даже пожалуется маме, когда та будет звонить, чтобы узнать, все ли в порядке. Идти к машине сама она не могла, на улице было слишком темно, слишком много одинаковых домиков, чтобы найти среди них нужный путь и не заблудиться. Ничего не оставалось, кроме как стоять рядом с глупым бесполезным дядей и ждать.
Вот только судьба снова решила спутать карты. Альберта не смотрела в сторону двери, она обернулась лишь когда стало тихо, только один женский голос был слышен отчетливо. У входа в здание что-то происходило, кто-то кричал, кто-то перешептывался. Пришлось приподняться на цыпочки и вытянуть шею, чтобы разглядеть что-нибудь. Все, что удалось увидеть – тетенька с красными кровавыми пятнами на одежде, а потом пришла темнота. Прохладная большая ладонь закрыла Берте глаза. Девочка попыталась вывернуться, но дядя остановил ее и велел стоять спокойно.
- Это кровь, - констатировала Альберта, - я не боюсь крови, глупый дядя Маркус. – Действительно, ей не раз доводилось порезать палец или разбить коленку. Берта Фрост считала себя взрослой девочкой, которая не должна кричать, звать маму и плакать, когда случается подобная неприятность. Что же касалось ран других людей – от них не чувствовалось боли, так что огорчаться поводов было еще меньше. Но несмотря на правдоподобность и весомость высказанного аргумента, хватка не ослабела. Пришлось смириться. Однако уши Берте никто не затыкал, поэтому она решила прислушаться, чтобы выяснить, что же все-таки стряслось с той тетенькой, была она одна или нет, и откуда взялись кровавые пятна. Из ранки от обычного пореза столько крови взяться не могло.
А потом дядя начал бормотать что-то о потерявшейся девушке, и Альберта вспомнила лицо той странной неизвестной, которую они встретили еще до того, как приехали в город.
- Странная тетенька с пустыми глазами убежала в лес, - согласилась девочка. - Она привидение увидела, наверное.

0

15

- Хотел бы я знать, - бросил Леон вошедшему, не глядя в его сторону. Раз он не в курсе, куда делись все служащие, значит и толку от него немного. – Тут, похоже, кто-то идиотскую игру в прятки затеял.
Вагнер собирался было пройти в глубь здания, постучать в двери, покричать погромче и добиться появления хотя бы сторожа или уборщицы, но количество людей в помещении все росло и росло, и никто из них понятия не имел о том, какая корова языком слизала персонал отеля.
Когда появился старик, поинтересовавшийся, чем он может помочь, и заявил, что администратора унесло к чертям с рабочего места еще днем, Леон едва сдержал смешок. Значит, они зря тащились в этот самый административный корпус? И никто до сих пор не имел понятия о том, где и когда состоится чертов праздник, и состоится ли вообще.
- Простите, - окликнул Вагнер старика, - а что насчет праздника, администратор оставил какие-то распоряжения? Или вечеринка отменяется, все свободны и могут разбредаться по домам? А то, видите ли, у меня там под снегом оборудование на пару десятков тысяч евро, и начальник не погладит меня по головке, если оно пострадает от снегопада.
По правде говоря, Леон пекся о сохранности аппаратуры постольку поскольку, ему просто осточертела вся эта неопределенность и игра в угадайку.
Возможно, ему удалось бы наконец получить ответ от сведущего в ситуации человека, если бы в холл не ввалились двое, причем в отличие от пришедшего немногим позже старика олуха, им не удалось устоять на ногах. Леон прищурился. Что-то было не так.
И верно, чутье не подвело. На девушке, которая первой подала голос, были отчетливо видны пятна крови. Однако ранена она не была. А вот та, вторая…
«Шурман… родственница местного босса? В какое же дерьмо эта дамочка вляпалась?..»
Кто-то из толпы («Сраный Мистер Траумский Супермен», - подумалось Леону) тут же подскочил к раненной, пытаясь оказать ей первую медицинскую помощь, или что-то вроде того. По крайней мере на осознанные действия профессионального медика вся эта комедия ничуть не походила.
- Пропустите, - проговорил Вагнер абсолютно спокойным голосом, широким шагом проходя мимо застывших в удивлении людей, обошел раненную и ее горе-спасителя и вышел за дверь. Наудачу, прямо над козырьком крыльца обнаружилось несколько сосулек, пара из которых оказалась в зоне прямой досягаемости. Пришлось чуть подпрыгнуть, чтобы сбить их. Лед раскололся на несколько крупных кусков. Леон снял шарф, собрал и завернул в него осколки, а после для верности пару раз ударил получившимся узелком по ступеньке. После этого он вернулся в помещение и подал шарф с ледовой крошкой мужчине, который старательно зажимал рану истекающей кровью женщины. – Вот. Я попробую найти что-нибудь получше и полотенца, где-то здесь должен быть склад. И аптечка – тоже должна быть. Звонить в полицию и больницу из этой дыры бесполезно, даже если дозвонимся - из-за снегопада они сюда только к утру доберутся. Так что… Лучше бы ей не умирать до утра.
Леон не ощущал ни малейшего волнения, он не паниковал, не суетился и не собирался с истеричными воплями бегать по округе, хлопая дверцами всех найденных шкафов подряд. Если эта женщина умрет – что ж, значит так тому и быть. Если продержится до прибытия помощи – ее, скорее всего, откачают, и она будет жить долго и счастливо. Только вот шансы такого хеппи-энда невелики.  Он не стал звать с собой кого-то из толпы зевак, что взирали как стадо баранов на новые ворота на происходящее со смесью тупого стадного любопытства и осознания собственной тотальной бесполезности. Все равно никто из них ничем не сможет помочь.

+1

16

GM

Объяснения Баро дали не слишком много информации: администратор по этому поводу был нем как рыба, но раз вечеринка запланирована и никого не предупредили о её отмене, значит, нужно просто найти место её проведения. Конечно, искать всей толпой в такую погоду нет смысла, учитывая наличие раненой, поэтому Баро сам отправился с экскурсией в соседние корпуса с обещанием принести необходимые сведения, попутно посоветовав поискать что-нибудь для спасения Шурман и собственного комфорта в подвале или на втором этаже, и показав, как туда пройти.

Через несколько минут в корпусе гаснет свет: город обесточен, снежная буря постаралась на славу. С новым порывом ветра снаружи слышится неясный грохот: обрушились стоявшие у входа строительные леса, которые не успели убрать, погребенные теперь под внушительным сугробом с крыши. Выход заблокирован до прибытия помощи. Температура в помещении корпуса неумолимо падает.

+2

17

Аделина все больше жалела, что поплелась с Сойле в гостиницу. "Одна тупица утащила вторую на неведомые развлечения. Очень весело. Просто супер. И чего мне дома не сиделось?" Ответа на последний вопрос не было: то ли Аделине захотелось наконец-то нормально познакомится с жителями города, то ли надоело праздновать одной очередное рождество, то ли она просто поддалась на уговоры Сойле. Ответа не существовало, просто не существовало. Но сложившейся ситуацией она была не совсем довольна. "А чего ты ожидала? Многочисленных предложений познакомится? Ага, щас. Так и буду стоять всю вечеринку в углу, если гулянка вообще состоится. Ну хоть бы напоили уже, все не так кисло бы было." Гендель в очередной раз нервно поправила волосы, думая, не слишком ли явная скука на её лице.
– <...> Портье, похоже, уже празднует.
"Хоть кто-то уже празднует." Она тоскливо улыбнулась, парень был первым, кто завязал диалог с ними и это внушало хоть какую-то надежду. В прочем, от комментариев Гендель предпочла воздержаться, лишь недоумевающе пожала плечами и продолжила улыбаться. Снова посмотрела на Сойле, но знакомое лицо надежды не вселяло. В прочем, растерянные глаза вокруг и вовсе вгоняли в уныние. "Эта ситуация... до смешного напоминает стадо овец, которых согнали из разных отар в новый загон и вот они ничего не понимают и столько же делают. "И все бы было так смешно, когда бы не было так грустно" - кажется, так звучит?" Она снова собралась отвернуться от парня, на которого то и дело кидала недоумевающие взгляды, точно забыв, как начинать разговор.
-Не стойте же, черт вас подери. Она Шурман! И она умирает!
"Спасло" положение неожиданное появление двух дам. Появление сопровождалось скрипом, звуком капель, а, в итоге, и глухим ударом. Адель в миг забыла о Сойле, любопытство отвело её от подруги и потянуло ко вновь пришедшим. Благо, людей было не на столько много, что бы уже собралась толпа зевак. Адель стояла практически на прежнем месте, при виде крови она "зависла". Где-то внутри разнеслись отголоски паники, которая, хвала Богам, не вырвалась на свободу. "Кровь, старушка ранена. А блондинка? Ну, брыкается как-то живее. Одна раненая лучше, чем две, а сделать я все равно ни черта не могу, так что тут моя роль - стоять истуканом и мешать помогать. Наверное, стоит отойти?" Но Гендель продолжала смотреть на кровь, будто была под гипнозом. Девушка нервно, торопливо, облизнула моментально пересохшие губы. Ей не хотелось, что бы на её глазах кто-то умер, тем более так быстро и в праздник. "А была бы я дома - было бы мне плевать на старушку. Как и всем собравшимся. Почему столько шума, кто она такая?" Аделина чуть морщилась, вспоминая, где могла слышать фамилию Шуман. Тем временем в помещение ворвалось ещё одно лицо. Энджела она признала не сразу, но увидев его сразу как-то приободрилась. Всегда легче, если рядом тот, кого ты хоть немного знаешь. Будь ситуация проще, без полумертвой женщины и окровавленной блондинки, она бы наверняка попыталась с ним заговорить, это бы оживило "вечеринку". Но магией она не владела.
В голове закрутились слова про лед. "Лед? А может снега? Нет, грязный, нельзя. Да какой тут, к чертовой бабушке, лед!? Сосульку ему что ли принести? Докатились. На Рождество невозможно найти лед." В очередной раз она облизнула губы, на которых уже не осталось помады, теперь было видно, что нежная кожа начала отчаянно трескаться. Тем не менее, с места она не двинулась, бежать было некуда. "Если бы у меня было конкретное задание - я бы помогла. А так - я бы в подобной ситуации и имя свое не вспомнила, правильное." Она невольно обхватила себя руками, по спине побежали мурашки.
Неожиданно Аделина уловила английскую речь. "Точно, туристы. Забавно." Она завертела головой, взгляд замер на мужчине и девочке. "Так вот почему я не видела её в школе, она тут проездом. Да уж, бедный ребенок. В лучшем случае - она не понимает, что случилось." Гендель оторвала взгляд от семейства и снова посмотрела на кровь.
- Пропустите,
Отпрыгнула она как по команде, шагов на пять, достаточно быстро. Аделина наблюдала за действиями мужчины и тут, на смену растерянности, пришел стыд. "Ну почему я такая безалаберная!? Сама ничего сделать не могла? Видимо, не могла. Черт, жалкая тупица." Она больно прикусила губу, на пострадавшую смотреть было стыдно, Гендель проследила за ушедшими людьми. По-началу ей тоже захотелось уйти из этого страшного места, но, посмотрев на Сойле, Адель все же решила остаться. Она, медленно, направилась назад к Сойле, подгоняло чувство собственно ненужности и желание вцепиться во что-то знакомое и теплое. Примерно тут выключили свет, Аделина замерла. От шума снаружи подкосились колени, заложило уши, она ещё смутно понимала, что произошло. Шум, темнота, а потом моментально наставшая оглушающая тишина. И в этой тишине было страшно подать голос, выделиться, по тому что создавалось впечатление, будто вокруг все то ли резко начали играть в прятки, то ли умерли. Гендель сунула руку в карман, вытащила связку ключей, это сопровождалось не приятным звоном. Благо, найти на связке небольшой фонарик, который не раз выручал темными вечерами у замочной скважины, было не сложно. Луч от него был узким и тусклым, смысла в котором почти не было, но так было хоть немного спокойнее.
- Что случилось?
Голос тихий, хрипловатый, робкий. Ей казалось, что в этой тишине какие-то звуки издавала лишь она, должно быть, такое происходило от страха.

0

18

Встретив знакомого, Алекс расслабился. Теперь можно спокойно ждать, чем же всё кончится, от блондина практически ничего не зависело. После слов Винсента Ал просто ощутил необходимость убедить парня в том, что если он не поработает в сочельник, большой беды не случится, и вообще, сегодня праздник, а в праздник главное – компания, и, если уж так вышло, то… Дитрих ослабил шарф и частично расстегнул куртку, но перейти к рассуждениям на утешительно-позитивные темы не успел, у входа началась суматоха, и Ал поспешил в  центр событий, чуть не снеся резко остановившегося фокусника.
За ним обнаружилась кровь, кровь, кровь… и Полин. Алекс не мог поверить, не хотел. Он тряхнул головой, но наваждение не прошло, и девушка никуда не делась. Она что-то кричала про Шурман, но блондин едва взглянул в сторону женщины, он стоял столбом и ничего не мог предпринять. Да хоть бы знать, что! Дитрих дал себе мысленную оплеуху и Оскар за роль бамбука. Он сел на корточки рядом с Полин и коснулся плеч девушки, словно проверяя, что перед ним действительно она.
– Ты… в порядке?
Идиот – с горечью констатировал блондин. Он не знал, что нужно говорить и делать, но явно не это. Чёрт. Ал помог Полин подняться, в то время как Энджел, которого Дитрих узнал, взял контроль над ситуацией. Энджел – парень не промах, что придаёт уверенности. Похоже, блондин здесь действительно не нужен. Ещё один мужчина, незнакомец, стал говорить не лишённые смысла вещи, и Алу вспомнились слова старика о подвале, в который, в принципе, можно было бы спуститься… Если бы в эту секунду не погас свет. Хотя… подвал – место тёмное по определению, и если не свернуть шею, там вполне можно найти фонарик, даже у самого входа. Ал ткнул локтем наугад в сторону Винса. Попал! После чего шепнул «Пошли» и потащил знакомого за собой, полагаясь на данный стариком вектор. Объяснить свой замысел Ал, естественно, не потрудился.
Внезапно что-то громыхнуло, австриец на секунду замер. Кажется, снаружи. Дитрих прислушался, но кругом были лишь шорохи, чьё-то дыхание. И всё же чёрный мир становился насыщенней, чувство потерянности уходило. Темноту разрезал узкий белый луч. Судя по всему, державшая фонарик была сильно напугана, она могла бы помочь мужчинам, но нельзя было забрать с собой единственный источник света. Алекс с сожалением посмотрел на то место, где, вероятно, стояла девушка и, пройдя через луч, с решимостью двинулся дальше. Вот если бы она пошла с ними, тогда… Впрочем, мысли о том, что без света можно неслабо навернуться или вообще не найти нужную дверь, здравой мысли, вообще нельзя было допускать. В крайнем случае, можно подсветить мобильником, что Ал и собирался сделать.

+1

19

- Шутишь, да? – с укоризной посмотрел Винс на девочку. – У неё, наверное, просто катаракта была.
С появлением бесспорного лидера, который был готов немедленно решать возникшие проблемы, он тут же расслабился. Хотя особенно он и не напрягался, если быть честными. Существование привидений Нуар даже не смел осуждать и с большой охотой обсудил бы это в иной ситуации. Но в наступившей кромешной тьме мало кому доставило бы это удовольствие и вселило надежду и уверенность, да ещё вдобавок и Алекс вцепился в него и настойчиво потащил куда-то. Винс был к такому не готов и тут же споткнулся обо что-то.
«Если это мои вещи или я поцарапал сапоги, он отсюда здоровым и веселым не выйдет…»
- Эй, полегче! - он едва не упал на блондина, когда тот остановился от неожиданного шума снаружи. Нуар уже подумал было, что начал рушиться сам корпус и все молчат потому, что безнадежно завалены обломками и вынуждены будут провести эту ночь не в самом удобном положении. Но как минимум один человек поспешил себя обнаружить, включив не самый мощный фонарик. Ни театр теней ребёнку показать, ни осветить достаточно происходящее… Иллюзионист стал перебирать в голове то, что брал с собой для представления, но на этот раз ничего подходящего хотя бы для временного освещения не оказалось.
- Может, неполадки в трансформаторном щите? – предположил он в ответ на осторожный вопрос носительницы единственного пока светоча. Цепляясь за Дитриха, Винсент попробовал замедлить этого безбашенного исследователя, не успевая за ним и уже даже не интересуясь, куда они идут, разницы, похоже, не было. – Да подожди, наверное, меня-то.
Не слишком ориентируясь на тусклый свет телефона Дитриха, он зацепил кого-то плечом, возможно, ещё на кого-то наступил, сопровождая всё это вежливыми «Пардон, экскюзе муа», скользнул ладонью по шершавой стене и со следующим шагом понял, что куда-то проваливается, хватаясь за ближайший косяк и застывая через секунду на одной из ступеней, ведущих вниз. С облегчением выдохнув, он разжал осторожно пальцы, закрывая собой проход.
- Молодость мою чуть не погубил, чертов герой, - ворчливо бросил Нуар Алексу и устремил свой глас в сторону отчетливо видневшегося луча света. – Девушка, девушка с веслом фонарем, я вас попрошу посветить нам хотя бы временно, кажется, здесь вход в подвал. Может быть, удастся что-то найти или починить коммуникации, если дело в них. Голыми руками я их что ли чинить собрался…
Мир спасать он не собирался, но раз уж оказался в таком положении, ничего не оставалось, как попытаться что-то сделать. В любом случае это было веселее, чем сидеть подле кровоточащей старушенции в ожидании неизвестно чего. Держась за стену, Винс спустился вниз, натыкаясь на железную дверь и шаря по ней руками в ожидании любого источника света.

+2

20

В темноте наблюдалось явное движение, что не могло не радовать. "Зато все точно живы. Ну, только с той несчастной тушей возникают вопросы." Шок медленно проходил, тишина больше не казалась оглушающей. Оказывается, помещение было наполнено как никогда шумными звуками дыхания, нервным перемещением с ноги на ногу, шуршанием одежды. Да, в новой ситуации было тяжело, голова шла кругом, в переносном смысле. Головокружение было вызвано, в основном, переизбытком мыслей в голове. Она думала о родном городе, о том, что боится темноты, о напуганных людях, о завале. Она вспоминала фильмы ужасов, в которых из темноты вырывалось Нечто Ужасное и сжирало все вокруг, вспоминались и книги, и рассказы, и просто ужастики, услышанные в детстве от друзей. Рука с фонарикам тряслась ещё сильнее, лучик бегал по полу, не внушая ни надежды, и каких-либо других теплых эмоций. "А зачем вообще нужен был фонарик? Кому-то легче? Нет. Те, кто может что-то сделать уже куда-то пошли." Она повернула голову на звук шагов, которые казались сейчас особенно громкими. Но свет от фонарика так и замер на одном месте, возможно, в голове девушки во время появилась мысль, что так нагло следить за людьми - это не очень-то хорошо.
- Может, неполадки в трансформаторном щите?
Она с долей скепсиса изогнула бровь и подавила желание спросить, как провода могут издавать столько шума. "Я не электрик, боже упаси придется учится, я далека от физики. Ну, да, от логики я тоже не близко, пропустим размышления о архитектуре и строительстве, но как может быть связан шум и свет? И от чего был шум? Почему мы в темноте? Я поняла, поняла, все тоже ни черта не поняли. Ладно, в подобной ситуации сложно сориентироваться, так что молчу." Она не была особо социально-активным человеком и вообще предпочитала жить по правилу "не умеешь - не лезь". Свои возможности Адель, возможно, иногда занижала, но сейчас разговор не о том.
От передвигающихся было достаточно много шума, что мешало сориентироваться и приступить к поиску Сойле, которая может и посмеется над страхом темноты, но будет рядом. Аделине самой было до ужаса стыдно за этот страх, он казался нелепым, пускай и основывался на вполне адекватных причинах. В темноте она ощущала одиночество, незащищенность. Точнее, ощущала все это сильнее обычного, от чего и нервничала. "Где эта чертова зараза? Почему, когда она мне не нужна она крутится рядом, а сейчас её тут не найти!? Ну я ей это припомню!" Страх смешивался с возмущением, это было даже несколько абсурдно.
– Девушка, девушка с фонарем <...>
Гендель незамедлительно огляделась по сторонам, что бы убедиться, что обращались действительно к ней. Не обнаружив рядом иных источников света она кивнула неизвестному и двинулась на голос. Походка была достаточно уверенной, правда, шума она наделала, кажется, больше, чем первые прошедшие. В прочем, возможно, ей это лишь казалось из-за бешеного стука собственного сердца, шуршания одежды, в особенности плотного плаща, и стука каблуков. Почему-то этот стук сейчас особенно раздражал. По пути она, точно случайно, направляла дрожащий луч на людей, надеясь найти Сойле и захватить её с собой, но судьба распорядилась иначе. Она достаточно быстро добралась до людей, один из которых её позвал. "Интересно, который? В прочем, не это сейчас важно, совсем не это." Она обогнула одного, спустилась на пару ступенек вниз и направила фонарик на дверь, все ещё стоя на лестнице. Одной рукой она держалась за стену, с координацией у неё часто возникали проблемы, что могло сейчас существенно помешать, казалось не лучшей идеей.
луч фонаря выхватил из темноты участки металлической двери, которая сейчас казалась серой. По крайней мере Гендель, в темноте, цвета различала особенно плохо.
- Фонарика на долго не хватит, он и так дохлый, я ещё и батарейки давно не меняла.
"И дольше трех минут включенным не держала." Голос Адель прозвучал не громко, осторожно, не хотелось кого-то напугать или потревожить лишний раз. В принципе, света от этой игрушки должно было хватить ещё хотя бы на полчаса, но может ли от такого быть польза? Наконец, луч замер на ручке двери. Под ней отчетливо виднелась замочная скважина и тут в голове появилась, наверно, первая здравая мысль за последнее время. "По идее подвал - это служебное помещение. А служебные помещения, по правилам техники безопасности, должны держать закрытыми."

+2

21

Опа! Ну ты посмотри, типичный геройский фильмец! Вот этот Энджел (надо ж и имя еще какое), окажется мужиком-героем, который будет типа всех спасать, возможно, в конце ему грозит поцелуй с симпотной телкой, предположительно - блондинистой! Вот этот чувачок с сосульками в шарфе... Хм... Ну он типа запасной герой, который ближе к середине или финалу уйдет искать всем спасение и не вернется. Дитрих... Дитрих будет геем, сейчас модно в каждый фильм или сериал подмешивать гомосятинку. Черт! Среди нас нет черного! В каждом фильме всегда есть черный! Толерантность и все такое ж, ну! Шурман еврейка? Ладно, сойдет за проявление толерантности. Гендель убьют, стопудово, первой - красивых телочек всегда убивают первыми для затравки. Так, кто тут у нас еще - циркач-иллюзионист - он и окажется главным маньяком! И вопреки всем стараниям мистера супергероя, долбанет каким-нибудь фокусом по голове старушку, как только та начнет приходить в сознание и тыкать своим старым морщинистым пальцем: "Чувак, это ты меня убил!". Блин, так предсказуемо! А, ну да, меня, конечно, пришлепнут где-то посреди фильма, причем незаметно, что обнаружат это только в конце: "Йопте, а где эта чудная с сигаретой?". И остаются мужик с малявкой - бля, только я считаю, что они до чертей похожи на парочку из "Воспламеняющей взглядом"?!!
Воспринимала ли Сойле все происходящее вокруг всерьез - да черта с два. За время, которое все суетились вокруг окровавленных людей финка успела затянуть шнурки на ботинках, проверить содержимое карманов на наличие конфеток и, не обнаружив ничего интересного, собиралась нарушить запрет о курении в помещении - ну а что, все равно все отвлеклись же.
И вдруг... кромешная тьма, и во всем большом помещении холла, только янтарного цвета огонек от тлеющей сигареты под носом у Соли. Нифигасебе!
- Адель, ты, блин, снайпер! - Лайне чуть сигарету не выплюнула, когда луч света от карманного фонарика попал ей прямо в глаз. Плотно сжав отравку между губами, опираясь на столешницу, Сойле спрыгнула вниз на пол. По чистой случайности в это же время снаружи раздался адский грохот и глухой хлопок - кого-то убило снегом - я тут не при чем!
- Господи, Гендель, не ссы, - увидев истерику фонарного луча, подбодрила подругу Лайне. В этом она мастер. Могло же быть и хуже - она могла выложить свою теорию о сценарии событий.
- Нарооод! Без паники! Давайте пойдем против системы! Всегда проблемы начинаются, когда люди разделяются, потому я предлагаю спереть где-нибудь пару гитар, наломать стульев, разжечь костер посреди зала и сидеть в кругу - петь песни Олега Митяева, ожидая, пока нас спасут! - поведала миру свой чудесный план внезапно инициативная финка. - Блин, чуваки! - крикнула вслед фокуснику и танцору. - Ну не нравится Митяев, можем повопить Зе Кранберис, согласитесь, "Зомби" сейчас в тему пойдет! - она сделала несколько шагов в сторону подвала вслед за лучом фонарика Аделины. - Вы вообще заметили, что за окном темень? Отрубило свет во всем городе. Можете, конечно, поиграть с трансформатором, но как закончите там свои игры в подвале, подымайтесь и помогите тут, - она снова глубоко затянулась и махнула на них рукой. Да делайте, что хотите. Адель, будешь жить, первым умрет гей. Она резко развернулась и чуть не налетела в темноте на "Энди Макги". - Святые ежики, что ж вы так пугаете?! Кстати, мистер, вы кто? Вы случайно не доктор? Не стойте же  столбом, там женщина умирает и понадобится любая помощь! Вот эта дама с "оптическим прицелом" - местная учитель младших классов, она умеет болтать с пупсами, - Сойле присела перед девочкой. - Привет, я Соля! Ты умеешь поджигать взглядом?!

Отредактировано Soile Laine (2013-06-23 21:38:52)

+4

22

Воцарившаяся вокруг суета выбивала Марка из состояния шаткого душевного равновесия. Все эти люди о чем-то говорили, их голоса сливались и перемешивались, американец окончательно перестал разбирать слова. Наибольшую активность проявляла какая-то незнакомка, появившаяся в помещении одной из последних. Похоже, она была одной из местных, потому что вела себя в их кругу весьма уверенно. Вот только одной лишь уверенностью было сложно спасти от гибели пострадавшую. Впрочем, у Маркуса Фроста не было даже уверенности.
Марк понимал лишь одно – добром вся эта ситуация не закончится. Лишь в дешевых фильмах в подобные моменты откуда не возьмись появляется профессиональная спасательная группа. Слишком неправдоподобный исход. Потому Маркусу кино никогда не нравилось.
Тем временем Маркус явственно почувствовал на себе чужие взгляды. Он не любил находиться в центре внимания, но деваться было некуда. Хуже того, той раненной женщине на полу нужна была помощь, а незнакомцы, судя по всему, были уверены в том, что Фрост сумеет эту самую помощь оказать. Нужно было срочно объяснить им, насколько они заблуждаются.
- П… постойте, я… я не… я приехал сюда за работой, но я не…- начал было Марк, путаясь в словах. Как раз в этот момент Альберта все-таки умудрилась вывернуться из его ослабшей хватки. Вдобавок она вполне осознанно наступила ему на ногу, хотя Маркус этого практически не заметил в сложившейся ситуации. Девочку, похоже, это лишь сильнее разозлило, она отошла на пару шагов и сделала вид «мы с этим чудаком не знакомы, Вы должно быть ошиблись». – Я не доктор, послушайте, но… но если я могу что-то сделать… - он огляделся по сторонам, обращаясь к окружающим, - Присмотрите за девочкой, пожалуйста.
- Слушайся взрослых, я скоро вернусь… - Марк не знал, как отреагировала на его слова Альберта, она промолчала и, похоже, даже с места не двинулась. Рядом с ней уже была та деятельная незнакомка. Возможно, они сумеют поладить.
Неуверенным шагом Фрост направился к месту происшествия, где бедная женщина продолжала истекать кровью. Если бы освещение в комнате не отключилось, Марку стало бы дурно. Он никогда не строил иллюзий ни насчет собственной смелости, ни насчет благородства, но отказывать в помощи нуждающемуся было как-то… низко. Не так его воспитывали родители, не так он представлял себе поведение достойного человека. В подобной ситуации рано или поздно мог оказаться любой человек, в том числе и сам Маркус. И вот тогда высшие силы припомнят ему жестокосердие и малодушность, оставив умирать где-то в заснеженном пустом здании посреди воющей бури и людей, ничуть не заинтересованных в его выживании. Это даже хуже, чем умирать в полном одиночестве.
- Простите, - обратился Фрост к молодому мужчине, который первым попытался оказать помощь неизвестной, - я могу чем-то помочь? Если нужно прижать рану, я мог бы… это освободит Вам руки… Если нужно…
Оставлять Альберту одну с незнакомыми людьми было не лучшей идеей, ровно как и привозить ее в место, в котором умирает человек. Марк явно расслышал слово «учитель», а значит за племянницей действительно было кому присмотреть, хотя бы на пару десятков минут…

0

23

Творящаяся вокруг суета, похоже, увлекла дядю куда более, чем благополучие племянницы. Девочка, не долго думая, освободилась из ослабшей хватки, напоследок будто бы случайно топнув глупому взрослому прямо по ноге. Эффекта сие действие не возымело, что немало озадачило и раздосадовало ее.
Когда выключился свет, Берта на секунду зажмурилась, хотя следовало бы наоборот смотреть во все глаза. Где-то впереди вспыхнули и тут же пропали тысячи маленьких разноцветных звездочек. Открыв глаза и прищурившись, Альберта сумела разглядеть вокруг силуэты. А потом дядя Маркус направился к тете, у которой текла кровь. Альберте было совсем не интересно, что он собирается делать. Главное, что дядя пошел не к машине, чтобы спасти ее драгоценных друзей-кукол, а к какой-то незнакомой тете, которую он вовсе и не видел ни разу до этого. И это как раз в тот момент, когда близким Берты требовалась помощь! Она надулась, крепче прижав к себе куклу. Может быть, даже заплакала бы, если бы не была большой девочкой. Даже без постоянных увещеваний от мамы Альберта понимала, что слезами горю не поможешь. К сожалению, менее досадно от этой уверенности не становилось.
«Все равно он что-нибудь сделает не так, этот глупый дядя. И все они будут смеяться над ним, как смеялись те люди с заправок, и та тетенька в самолете тоже, и даже те двое из кафе. А он не заметит. Разве так сложно заметить?.. Поделом ему.»
Маленькая нотка злого торжества все-таки вспыхнула в создании Берты. Ее дядя слишком плохо знал язык, чтобы суметь разобраться в ситуации сам, без помощи племянницы. Он сам оставил ее. Он сам выбрал лишние проблемы взамен тихого и спокойного возвращения к машине за куклами.

Однако Альберта оказалась не совсем права. Вскоре на нее обратили внимание. Одна из взрослых, которые были явно встревожены тем, что происходило вокруг, подошла к девочке и присела рядом. Ее приветствие Берта поначалу проигнорировала, но, поразмыслив минуту-другую, все таки ответила с явной неохотой.
- Альберта Розмари Фрост, - отчеканила девочка недовольным тоном, как обычно отвечала преподавателям, которых приводила в их дом мама. Эти скучные люди то и дело пытались заставить Берту без какой-либо цели считать дурацкие примеры или читать стихи, которые ей не нравились. А еще они вечно пытались отобрать у девочки кукол. Один из них даже едва не сломал Ирвина, после чего Альберта воткнута ему в ногу карандаш. Мама злилась и кричала, ей было не понять. Ей всегда было не понять.
- Вы любите кукол? – на всякий случай поинтересовалась Берта с тщательно скрываемым волнением, вцепившись в Эльзу изо всех сил. От незнакомцев можно было ждать чего угодно. Особенно – от взрослых. Никто не мог гарантировать, что эта говорливая тетенька не навредит друзьям Альберты. Впрочем, от нее могла получиться и польза. Вдруг она знает, где стоит машина и сумеет отвести к ней?

0


Вы здесь » TRAUM » ОБЩИЕ ЭПИЗОДЫ » Merry Christmas


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC