TRAUM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TRAUM » ПРОШЛОЕ ВРЕМЯ » Акклиматизация


Акклиматизация

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Название: Акклиматизация
Участники: Сойле и Аделина
Дата происходящих событий и время: 5 сентября 2012 года; день и вечер
Место, где проходят события: школа и бар
Сюжет: первые дни Сойле в школе в роли учителя проходили еще хуже, чем в качестве ученика годами ранее, а прилагать усилия к налаживанию ситуации она тоже не пылала желанием. Однако внезапно педагогический инстинкт на всю катушку разгулялся в её новоиспеченной коллеге Аделине, которая правдами и неправдами пыталась вдолбить к черепную коробку финки разумное, доброе, вечное.

+1

2

- Так, а ну брысь отсюда, - равнодушно пробормотала под нос Сойле Лайне, с ноги распахивая дверь в школьную женскую уборную и быстро заполняя своим паршивым расположением духа все небольшое помещение. – Глухие что ли? Да, вы. Пошли вон!
Горделиво фыркнув, подрастающие модницы маленького городка наспех подкрасили губы блеском и неторопливо выходили, хотя и начали шептаться, еще даже не переступив порог. Но Сойле это волновало примерно как состав спрея освежителя воздуха; она уже зажала в губах сигарету и нервно чиркала зажигалкой, которая никак не хотела работать.
- Вот задница!
Девушка бросила ненужный уже предмет в урну и обшарила карманы в поисках новой зажигалки. Все, что удалось найти – измятую коробку спичек с логотипом венского отеля. Скривив недовольную физиономию, она зажгла спичку и наконец прикурила сигарету.
Недолгий момент любования собой любимой в зеркало. Присмотрелась: за все время, проведенное в Трауме, она даже не удосужилась ни разу накраситься, а если б она была мужиком, то давно б отростила знатную бородку. Фу! Она отвернулась и оперлась задом на рукомойник, наконец отнимая от губ сигарету. Сейчас бы не помешал другой наполнитель папиросной бумажки, и с каждым часом Сол думала об этом все чаще. Эти школьные звонки, как звонки будильника, рвали нервы и крошили нервные клетки, и нигде-то от них не спастись.
Снова оставляя сигарету зажатой в губах, Лайне достала телефон, чтобы поискать, какие же успокоительные и снотворные можно раздобыть без рецепта. Мобильный аппарат на манипуляции откликнулся с радостью, но вот интернет приказал долго жить. Личным адом Сойле в Трауме были эти чертовы перебои с интернетом. Связь с миром девушка теряла быстро и качественно.
- Сссука! – но телефон выбрасывать в урну она все же не спешила. Отправила его обратно в карман, достала новую сигарету и прикурила от тлеющей. Почесала затылок, закрыв глаза и делая глубокий вдох через фильтр и табак. Лайне представляла себя под звездами на крыше их дома в Мейрине, и чтоб из насущных проблем только как достичь нового уровня в игре и не забывать хоть иногда спать.
- Чего тебе? – раздраженно сорвалась на прервавшей её фантазии девушке.

+1

3

Работа, честная работа, педагога - это действительно сложно. Иногда Аделина просто понимала, что ей тяжело ежедневно смотреть, кто как рисует зайчиков, кто кого дернул за косичку, почему ученица N снова плачет и так далее. Нет, дети это, конечно, цветы жизни... Но со своим, пусть и мизерным, стажем работы в школе, Адель все глубше постигала простую истину: кактус тоже можно считать цветком. "А по-моему кактусы красивые, особенно эти, круглые, шипастые. И те, которые как будто расплющило, а на них шишка цветная растет... благо, материал начальных классов я знаю лучше." Уроки прошли спокойно, за это стоило любить пятницы: дети уже уставали учиться, просто уставали и сразу было понятно, чего ждать от этих чертят: или начисто сорванных уроков, или примерного поведения. Сегодня ей, благо, выпал второй вариант: класс более всего напоминал лежбище тюлений: они еще шевелились, что-то писали, но лица у вех были одинаковые. Все, что сегодня интересовало детей - перемены, еда и окончание уроков. Единственная жалоба была от одной девочки, излишне впечатлительной и трусливой, по мнению самой Гендель. Жалоба изолгалась половину перемены и смысл её, в основном, сводился к тому, что в туалете то-ли пожар, то ли какая-то "злая тетя" (или "страшная"? Честно говоря, Адель так и не разобрала). Успокоив ребенка она направилась в дамскую комнату, разбираться, какая тетя там что (или "кого"?) подожгла. Но не успела она толком зайти, как стали ясны жалобы ребенка. "Тетя эта не страшная, да и не злая, простая сволочь, ничего выдающегося."
- Чего тебе?
- Начнем с того, что это общественное помещение. - Аделина быстрым движением поправила блузку. Выглядела она как образцовый преподаватель: белая блузка, черная юбка-карандаш почти до колен, тонкие колготки и аккуратные туфли на низком каблуке, неброский макияж. Волосы собраны в хвост. Всего лишь аккуратность, привычка. Лин нахмурилась, поджала накрашенные губы. Ей хватило наглости вырвать из рук горе-учительницы сигарету и сунуть этот предмет, по её мнению, сравнимый с дымовой шашкой, под струю холодной воды. Мокрый окурок был отправлен в урну. - Ты вообще с головой дружишь? Не похоже. Ты не понимаешь, что тебе детей учить надо физике, а не как по углам курить!? Вот ведь идиотка... - Недовольно бурча Адель начала раскрывать окна, недовольство теперь было вызвано тем, что приходилось лезть на подоконник и раскрывать форточки, а её казалось, что браслеты-цепочки звенят слишком громко. Она снова обернулась к преподавательнице, уперла руки в бока. - Ну!? Мне тебя в твой кабинет отвести надо, или ты ещё не на столько прокурила мозг, что бы туда дорогу забыть?

+1

4

- Начнем с того, что это общественное помещение.
Как только обладательница командирского голоса вошла в помещение, Сойле чуть не подавилась сигаретой, но вовремя отняла её от губ, заходясь хриплым хохотом, продолжая уже неприлично пялиться на молодую учительницу. Едва усмирив смех, Сол снова быстро приняла дозу никотина, кашлянула в сторону.
- Вся такая а-ля классическая училка. Мы в женском туалете. Скажи мне, что этот городок не такой уж отсталый и здесь тоже снимают порно! – Лайне зыркнула на неё слегка безумно, как научилась у лучших киношных маньяков, и еще раз глубоко затянулась, как раз за секунду до того, как звезда несостоявшегося порно вырвала у неё из рук сигарету.
- Эй, солнце, у меня есть еще, просто попроси!
Но, как оказалось, курить эта фройляйн не собиралась. Гринписовец чертов!
- Кто из нас еще идиотка? Я хоть не сую свой нос, куда не просят! – а наблюдая за энергичными движениями коллеги еще и добавила: - И зад тоже! Хотя нет, к нему как раз претензий нет…
И забыв сразу же, какая участь настигла предыдущую попытку курить, Сойле по привычке стукнула пару раз дном пачки о твердую поверхность, в данном случае край умывальника, и снова достала сигарету. Вот черт! Зажигалку-то она все-таки выкинула.
- Ой, слушай, ну хватит уже воспитывать меня как своих мартышек! А то ж вы тут все, блин, белые и пушистые, а одна я – выродок, - снова чиркнув спичкой, Лайне поднесла её к краю сигареты. – Триста лет нужна им эта долбанная физика, - философствовала, не выпуская из губ сигарету, - пацанов надо учить, как оттяпать себе пальцы на лесопилке, а девок – как садиться на шею богатеньким папикам, которые заберут их из этой дыры. А все полезное и практичное, что могла бы им дать физика в моем лице, запрещено школьной программой и уголовным законодательством, кстати.
Сойле отошла на пару шагов и, почти с разбега запрыгнув, умостила свой зад на подоконник.
- Не напрягайся, киса, может, все-таки закуришь? – совершенно безобидно протянула открытую пачку сигарет хмурой брюнетке.

0

5

- <...> Скажи мне, что этот городок не такой уж отсталый и здесь тоже снимают порно!
Адель косо посмотрела на нерадивую преподавательницу, сморщила нос. "Лучше бы я ей оставила сигарету. Так она хоть молчала. Боги, как ребенок с пустышкой!"
- Порно? Что, подыскиваешь себе более подходящую должность? - Лин, с подоконника, придирчиво осмотрела собеседницу, силясь вспомнить её имя. После усмехнулась и, будто для себя, добавила, куда тише. - Сисек нет. Не возьмут. Да и морда у тебя слишком укуреная.
"То ли дело я! Я туда сама не пойду." В прочем, за двадцать четыре года жизни, свое туловище Аделина хорошо запомнила. А вот новое, "пользуясь случаем", принялась внимательно изучать. По её взгляду было не сложно догадаться, что думала она не совсем о работе а, скорее, представляла, на какую роль могла претендовать черноволосая. Подобными фильмами Гендель не увлекалась, но вот фантазией её природа не обделила и, почуяв свободу, фантазия эта не на шутку разыгралась. Пропуская ряды логичных, и не очень, рассуждений можно отметить, что выводы, полученные Агатой, были странными. "А может её и возьмут. Зрители разные, вкусы у них, соответственно, тоже разные. Может кому такие укуреные и нравятся?" Она тяжело вздохнула, данный разговор несколько не соответствовал обычным для девушки диалогам.
- <...> И зад тоже! Хотя нет, к нему как раз претензий нет…
- Благодарю. - Она чуть вытянула шею, заглядывая за спину собеседнице и, крайне разочарованно, отвела взгляд. - А вот у тебя с задницей та же проблема, что и с грудью. Доска доской.
Держась за стену Аделина спустилась с подоконника. Прыгнуть она не могла, много шума, да и страшновато как-то прыгать на скользкую плитку. Спустившись, она долго и мучительно поправляла юбку.
- <...> запрещено школьной программой и уголовным законодательством, кстати.
- Нет здесь белых и пушистых. В тихом омуте... сама знаешь. В основном здесь те, кто не прижился в большом мире: недостаточно квалифицированные работники, бывшие уголовники, жертвы "цивилизации" и те, кому не хватило мозгов на большой мир. В четвертую категорию ты точно не попадаешь, так что не надо отмазываться, ты большая девочка: хочешь кушать, курить и жить под крышей? Топай выполнять свои прямые обязанности и скажи мне спасибо.
Гендель допускала, что может быть не права... она как раз и считала, что, скорее всего, её суждения не верны, да и Сойле им не желает внимать... Наверно, желание всем объяснить их роль в жизни у неё появилось с тех пор, как она работала в детском саду. "Она не должна меня слушать. Толку ей от слов уголовницы и наркоманки? Точнее от человека, который позволил так себя ославить." Она зажмурилась. Как же важно в этой жизни иногда просто засовывать свое мнение куда подальше!
- Не напрягайся, киса, может, все-таки закуришь?
- Не курю.
"В школе." Поняв, что концерт этот может длиться еще долго, Аделина просто схватила собеседницу за запястье и потащила её к нужному кабинету.

+1

6

"Кто людям помогает, тот тратит время зря - хорошими делами прославиться нельзя" - основное течение жизненной философии Сойле Лайне взяло свою основу из детского мультфильма. Ей всегда нравились не те герои, что должны бы. Она слышала регулярно и от каждого второго, что ничего-то путнего из неё не выйдет, что пропащий она человек и с ней вообще лучше не связываться. Так зачем же людей разочаровывать?
Едва удержав порыв зевнуть, Лайне продолжала слушать утверждения коллеги. Обласкала она её от души, тут уж ничего не скажешь, кроме того, разве, что похоже это было на попыточки обидеть в ответ в стиле подопечных фройляйн Гендель. Однако, не мешал даже и этот факт наслаждаться Сойле своим достижением - что может быть приятнее, чем раскрутить училку на низкие пакости?! Любимая забава еще со школы не утратила своей актуальности и сейчас, вот только девица слегка упустила тот факт, что сама находится в подобном положении, что уже не так забавило.
- Топай выполнять свои прямые обязанности и скажи мне спасибо.
Сойле посмотрела на неё пристально, медленно отняла от губ сигарету, стряхивая пепел в смыв раковины, а потом сказала даже почти нежно:
- А ты не обнаглела, случаем? Я похожа на одного из твоих молокососов, что ты меня учить удумала?
В одном Аделина оказалась права: Сойле - большая девочка, а потому есть, пить и курить она будет независимо от чьего-то разрешения, совета и божьей помощи.
- Зря, - коротко заключила Лайне в ответ на отказ от её сигарет. - Может добрее станешь, ну или хоть не такая дерганая.
Не успела  Сои даже пачку запихнуть обратно в карман, как была наглым образом схвачена за руку и ведома в неизвестном направлении. Хотя нет, известном, конечно, но от того возмущение не убывало в масштабах:
- Куда ты, нахрен, меня тащишь?!
Девушка специально тормозила ход, изображала спотыкания и успевала меж тем затягиваться. Цирк заказывали?!

+1

7

- А ты не обнаглела, случаем? <...>
- Давно и на долго, мне по профессии положено.
Сухо сказала Аделина и нервно махнула рукой, разгоняя плотное облако сизого дыма. "Даже глубоко не вдохнуть! Глотку дерет и нос горит! Нет, я и сама не без греха, но бля, не на столько же! Мать вашу, она чем дышит!? Похоже наша Сойле - удивительное, с биологической стороны вопроса, существо, не являющееся аэробом и, вместо кислорода, дышащее никотином. Была б я биологом - обязательно бы вскрыла! Даже если бы она столько не курила и настолько наглой не была." Гендель не выпускала запястье физички, будто боялась её потерять в дыму. "Это уже не "ёжик в тумане", это уже "туманный ёж"! Нет, Сойле - это точно ёж. Колючая, по характеру, а так мягкая, да и на ощупь ничего." Лин улыбнулась, в этой аккуратной, на вид даже приличной, голове рождались неподобающие мысли. "Черт! Ну не умею я быть одна, не вешаться же!" Она ещё раз кинула оценивающий взгляд на Сойле, чихнула. "Все равно прокуренная. И сиськи маленькие." Гендель поправила волосы, на словах про сигареты лишь усмехнулась. В школе она курить не будет, она не имела прав появиться в младших классах, окруженная этим смогом.
- Куда ты, нахрен, меня тащишь?!
Аделина лишь выпрямилась, гордо подняла голову и уверенно пошла к кабинету физики. Цирк устраивала не она. Гендель вырвала из пальцев Сойле сигарету и, не особо церемонясь, кинула её в питьевой фонтанчик, лишь бы устранить запах, которому в школе существовать не положено. Данная процессия дошла бы до кабинета физики, да на лестнице Аделину угораздило подскользнуться и, мало того, что она чуть не упала сама, так она ещё и швырнула в сторону лестницы Сойле. Гендель вцепилась в перила, стояла на согнутых ногах, волосы расплелись, кудри свисали по плечам. Убедившись, что удалось твердо встать на ноги, Лин все же посмотрела на Сойле.
- Живая?
Тон холодный. Со стороны это выглядело так, будто безжалостная Аделина утащила несчастную Сойле из туалета и попыталась избить.

+1

8

В какой-то момент Сойле даже готова была признаться (но только себе и по секрету), что эта беготня за фройляйн в узкой юбке ей даже по душе. По крайней мере, это вносило хоть какое-то разноцветное разнообразие и нестандартные события в борьбу во имя убиения скуки, ну и непосредственное эстетическое удовольствие доставляла как раз эта узкая юбка.
Победный рывок, на секунду выбросивший Сол за границы сознания, но в пределы ступеней, постучался в виски особым кайфом. То ли ослабленность от постоянного курения так её вставила, то ли в общем надо не так усиленно игнорировать здоровый образ жизни, но перелет через несколько ступеней вызвал едва ли не детский восторг как на аттракционе в Лунапарке. Вот только если б еще плечом в перила не так засадила, было б вообще прелестно.
Её классической коллеге на каблучках было куда сложнее. Да, в отличие от Сойле ей удалось удержаться на ногах, но суть не в этом же, а… ни в чем – просто финка рассудила, что ей в этой ситуации больше повезло. И сидя на несколько ступеней ниже, вытянув по всей длине ступеньки ноги, закинутые одна на другую, с абсолютно довольным выражением на лице девушка любовалась акробатическим этюдом Аделины. Ради такого она даже готова была простить загубленную в фонтане недокуренную сигарету.
- Живая?
- Да как никогда, киса! – едва удерживая смех, Сол поднялась на ноги, обнаружив, что плечо таки не радо таким трюкачествам. – Ну что? – ехидно прихмыкнув, продолжила Лайне. – Проводишь меня до совершенно пустого кабинета? Или предпочтешь молокососов?
Забравшись на перила, Сойле скатилась вниз, чуть запнувшись на соскоке. Она послала строгой фройляйн торжествующий воздушный поцелуй и, не сбрасывая ехидной улыбочки и хитрого прищура, удалилась восвоясе.


Господи! Сколько лет сюда не тыкался палец человека?! Мучитель физики средней школы Траума самозабвенно хиляла свой же урок, прикрываясь благородной причиной починки розетки в учительской. Да, это нельзя делать во внерабочее время!
- You give what you give cause they make you… - снова не вынимая из губ очередную сигарету, мычала себе под нос Сойле. В учительской было пусто и тихо, что позволяло ей не особо заморачиваться над своим поведением. - …It's already over and done when you're young.
Твою мать! Едва почуяв скрип открывающейся двери, Лайне по инерции потушила сигарету… в цветочном горшке.
- Тыссячачиртей! Когда ты уже перестанешь портить мне перекуры?
Она отвлеклась и слегка обожгла палец током. Бля! О мерах безопасности Сойле, конечно, понятие имела, но вела себя так, будто мерилась своей силой с силой тока.

+1

9

"Она не педагог, а дикарка какая-то! Её саму еще недоучили! Ни манер, ни понимания ситуации! Ничего! Чистый лист, в голове, вместо мозгов, только сизый дым и море алкоголя!" Казалось, что от возмущения Агата сейчас, как в мультике, покраснеет, а потом у неё надуется и взорвется голова. В прочем, ни в одном мультике это ещё не спасло героя от напастей, а на такой вариант она могла согласиться лишь с условием, что она больше никогда не увидит Сойле. "А такого не предвидится. Ну куда я отсюда денусь, в моей-то ситуации?" Она, как могла, поправила волосы и вернулась к работе.
В прочем, детей все равно пришлось отпустить раньше: назначили какое-то срочное собрание. Опаздывать Адель не любила, да и мысли были не совсем о работе. Проследив, что кабинет пуст и проделав обычную процедуру сборов она покинула свой класс и пошла в учительскую.
Порой Аделину поражало, насколько точно законы Мерфи соблюдаются в реальном мире! Конечно, первой туда пришла Сойле. И. при том, были они там вдвоем. Под звук звонка Гендель вошла в кабинет и, высокомерно вскинув голову, прошествовала к дивану, не который и уселась. "Черт! Снова эта ненормальная!"
- Тыссячачиртей! Когда ты уже перестанешь портить мне перекуры?
- Когда ты начнешь курить во вне рабочее время и за пределами школы. А лучше - за пределами этого города. - Гендель поставила себе на колени сумку, убеждая себя же заткнуться сейчас, пока еще не все потерянно... Нет, этому она так и не научилась. Отставив сумку она подошла к Сойле, при том нарочно громко стуча каблуками по полу. - У тебя был урок! А ты тут ерундой страдаешь, этой розеткой вообще не пользуются! И вообще, ты кто, главный ремонтник!? И тебе от этого смогу еще не поплохело!? Как тебя вообще начальство терпит???
Адель стоило лучше думать: пытаясь заглянуть в глаза физички-паразитки она согнулась, практически, пополам, спиной стояла к двери. Собственно, от вошедшей учительницы истории она и получила дверью по мягкому месту. Взвизгнула, выпрямилась. Прошипев что-то невнятное вернулась к своей сумке.

+1

10

- Звезда моя, как ты с такой логикой детей вообще учишь и чему? - отвечая прямым взглядом, съязвила Сои. Снова положила на колено канцелярский нож для бумаги, который был крайне слаб, а потому чертовски неудобен для зачистки проводов, и взяла отвертку. Такой миникомплект отверток (и отмычек) был так же неотделим от Лайне, как косметичка от модницы. - Ясен пень, что этой розеткой никто не пользовался - она ж не рабочая!
Сойле поправила пару проводков и подопечная отреагировала недолгим искрением сгорающей цементной пыли. Вот же фигня! Походу, её закоротило еще при постройке дома, или в скором времени, но электрик и трудовик как всегда пьют на пару, так что чинить было некому. Девушка оглянулась вокруг.
- Не двигайся! - полным ужаса голосом сказала она. - Это моя любимая зажигалка у твоего каблука!
И как раз в этот момент белокурая коллега из жанра историчек вошла в учительскую, посягнув на мягкое место Аделины. Воспользовавшись моментом всеобщей секундной паники, Сойле схватила с пола свою зажигалку и успокоилась. Все живы.
- И отвечая на твой вопрос, - в пол голоса в сторону Гендель заговорила Лайне. - Ты думаешь кто починил начальству плазму, да так, что она еще сотню дополнительных каналов вдруг стала принимать? Да мне цены не-ет! -  Сол подмигнула, и снова чуть подплавив лакировку на проводах, принялась их оголять канцелярским ножом. К сожалению, историчка не была такой истиричкой, как Гендель, потому издеваться над белокурой фройляйн было не так забавно.
- Э-эй, будь другом, отруби свет, - где водились хорошие манеры Лайне знала лишь отдаленно, и в таких дальних местах бывала редко. - Ладно-ладно, можешь не быть другом, но мне впадлу метнуться к рубильнику.

+1

11

- Звезда моя, как ты с такой логикой детей вообще учишь и чему?
"Ну у меня то хоть какая-то логика есть, в отличии от некоторых! А если не логика - то хоть мозги! Во всяком случае, я не тыкаюсь в предметы под напряжением, особенно без резиновых перчаток." Адель заставляла себя молчать, героически сжав губы. Она то знала, что розетками в учительской не пользуются больше по ненадобности, чем из-за неисправности оных. Единственное, о чем сейчас жалела Гендель - визит исторички. При ней нельзя было нормально развалиться на диване, чего очень уж хотелось Адель, да и в воздухе повисла какая-то неловкость. В общении с Сойле хотя бы не было пауз и неловкого молчания. "Я её молча не вытерплю!"
- <...> Да мне цены не-ет!
- Конечно же, милая, я не спорю, что тебе цены нет! - Это она сказала повернувшись к Сойле, обычным голосом. После Адель насмешливо фыркнула, отвернулась и не многим тише добавила. - Какая цена? Такую и даром то не заберут, скорее доплачивать придется.
"Нет, в целом, если нужна выручка, её можно продать в цирк как обезьянку, но это - все варианты. Легче доплатить кому-нибудь, что бы это чудо забрали!" Гендель позволила себе прикрыть глаза, но как только её состояние стало напоминать покой зазвучал голосок Сойле.
- <...> Ладно-ладно, можешь не быть другом, но мне впадлу метнуться к рубильнику.
"Мне кажется, или у неё правда такой писклявый голос?" Да, не будь здесь иных учителей, Лина бы с величайшим удовольствием послала Сойле куда подальше, ну или, хотя бы, к рубильнику. Но пришлось вставать с насиженного места и, не смотря на накатившую лень, идти к щитку. Благо, не так уж и далеко. Выключив свет она снова села, людей в комнате стало значительно больше, вскоре подошел и диктор, началось собрание. "Я ничего не скажу, точнее я не буду поднимать эту тему, но если кто-то упомянет Сойле Лайне в разговоре как некомпетентного сотрудника - вставлю и свое слово. Может, если её вышибут с работы, одумается?"

+1

12

Постепенное прибывание народа в учительскую совершенно не смущало Сойле, которая все так же, что-то бубня себе под нос, зачищала и скручивала провода, периодически ругаясь на пыль, отвлекающие детали и всех, кто закрывал ей свет с улицы. В принципе, за общим гудением голосов в комнате, возмущения финки не были особенно слышны, ровно как и скрежет зубов и мыслей Гендель, которой явно не хватало чего-то под рукой, чтоб запустить в Лайне.
- Э-эй! - без ответа. - Э-эй!
Пришлось самой вставать и терроризировать рубильник. Свалив на пол у стены свои нехитрые инструменты и прихватив только любимую зажигалку, девушка протопала к щитку и без особо энтузиазма повлияла на него силой мысли и нажатия пальцами. Естественно, удивляться, что ей все же удалось починить этот ужас, у неё и в мыслях не было.
Вернувшись к розетке и удостоверившись в её рабочем уже состоянии, Лайне все же решила сделать еще пару перемоток для надежности. В это время как раз вошел директор, и в гробовой тишине звук открывающегося от мотка участка изоленты показался уже больно громким.
- Ай эм сори, - удерживая в зубах кусочек липкой прорезиненной обмотки, промямлила Сойле, пожимая плечами. Учтивое собрание предпочло сделать вид, что ничего не заметило и не стало акцентировать внимание на заканчивающей ремонт Лайне.
Прелестно! Прикручивая внешний коробок розетки, заключила Сол. Наконец-то я заряжу телефон! В том и был корыстный умысел ремонта этой розетки. Уже через минуту подпитки телефон позволил себя включить, и девушка с ужасом обнаружила пять пропущенных звонков от бабули. Не успела она скривить достаточно удивленное лицо, как раздался следующий звонок.
- Сойлекке, что с тобой случилось, почему ты... - быстро заговорила бабуля Лайне на финском.
- Бабуля, я на работе же! Я тебе перезвоню! - так же на финском прошептала Сойле, прикрывая трубку рукой. Эрья Лайне была единственным человеком в большой семье отца Сойле, который был совершенно далек от науки, однако это с лихвой компенсировалось манией заботы о семействе. Бабуля была, пожалуй, единственным человеком, которого Сойле не могла разочаровать и всегда оставалась солнышком. Кто бы мог подумать!

+1

13

Аделина невозможно отвлекалась от собрание, в пол глаза наблюдая за Сойле. Эта физичка-ремонтница до невозможного напоминала ей полу-дрессированного зверька: забавная, не правильная, смешная и раздражающая. "Поражает! Сколько граней умещается в одну тупицу." Гендель поправила волосы. "Хоть нет, тупой её назвать нельзя, она умна, но как-то не правильно умная: не желает нормально работать, хотя явно может. Не желает научиться нормально жить... странная она, но, бесспорно, интересная." На собрании обсуждались, преимущественно, вопросы дисциплины, начали с младших классов. Разумеется, и на этом собрании были претензии к Адель.
- <...> А Стюарт из вашего класса снова бегает по коридору!
Пискляво заметила мерзопакостного вида дама за пятьдесят: ростом женщина была не более 160см, по комплекции напоминала чуть сдувавшийся воздушный шар: круглая и в складочку. Волосы на голове были собраны в растрепанный пучок и выкрашены в грязно-рыжий. Накрашена же она была так, будто использовала не обычную косметику, а изделия лако-красочного комбината. Что добивало Адель - женщина эта, похоже, считала себя эталоном красоты своего возраста и, в довесок к вышеперечисленному, одета была в белый брючный костюм с непонятного вида пятнистой кофтой. Радовало то, что костюм хотя бы не полностью обтягивал это туловище. "Молчала бы! Я же не спрашиваю, ни как тебя в таком виде пускают калечить детскую психику, ни как ты в двери свою тушу проталкиваешь." В общем, Гендель отказалась созерцать это чудо и только порадовалась, что классы их разделяются множеством других.
- К тому же вы, уважаемая, сегодня шумели в туалете!
Женщина не унималась. О да, их неприязнь была взаимной. Лин вздохнула, дуамя, как бы сжать ответ: собрание явно не настроено было в очередной раз слушать этот кусок туловища в белом. "поскорей бы тебя же из костюмчика в саван."
- Стюарт - ребенок, который, кроме того, занимается спортом. Уважаемая, что бы он не бегал, его нужно или связать, или отрубить его ноги. И если вы, в суде по третьему классу, своих подопечных запугиваете, то у меня иные методы. - Адель с трудом удержалась, что бы договорить до конца. Наверно, не все её слова были слышны из-за Сойле, которой вздумалось поговорить по телефону. - А в туалете я не шумела, я занималась прямыми обязанностями педагога: один ребенок сказал мне, что в туалете курят и я выгнала от туда, собственно, курящую. И вот что она курила - это уже вопрос к учителям старших классов, - "Присматривайте, мать вашу, за своими коллегами!" - поскольку они так же обязаны следить за детьми из отведенных им классов.
Она не знала, что заставило умолчать про Сойле. Возможно все дело было лишь в том, что она немного спустила пар на бабулю. Или же в том, что конкретного вопроса ей не задали.

Отредактировано Adeline Handel (2013-03-14 13:12:32)

+1

14

Первые минуты собрания учитель физики средней школы Траума Сойле Лайне сразу послала к чертям, найдя куда более интересным занятием копание в телефоне, пусть и украдкой под столом, но все ж лучше, чем слушать писклявые голосочки, которыми были наделены большее количество здешних педагогов. "Бабуля, у меня все хорошо! Не волнуйся. Здесь бывают проблемы со связью, но со мной никаких проблем. Люблю. Сойле" - быстро набила как телеграмму электронное письмо и тут же отправила, не шибко-то надеясь на стабильность связи в этой глуши. Лайне старшая хоть и не отличалась любовью к современной технике и технологии, но пользование интернетом освоила в миг, как только поняла, что это надежный способ достучаться до сына и внучки, учитывая направления их интересов.
- К тому же вы, уважаемая, сегодня шумели в туалете!
Итить-колотить! Сойле изо всех сил постаралась, чтобы сдержать себя и не разразиться смехом. Но при этом телефон из рук все же выронила. Почему никто раньше не сказал, что по эту сторону барикад тоже весело? Кто-то на неё нетерпеливо шикнул, и она, приложив палец к губам, мол все поняла и умолкает, полезла под стол доставать телефон.
Когда речь зашла о несносной куряге в женском туалете, Сол слегка вздрогнула и стукнулась головой о крышку стола.
- Блять! - одними губами произнесла финка, но, благо, больше под столом никого не было, так что свидетелей не осталось.
- Какое безобразие! - нахально глядя в глаза Гендель, Сойле изобразила участливость в этом вопросе. - Как вы правильно поступили! Я восхищаюсь вашим рвением и преданностью делу, фройляйн Гендель! Передай пепельницу, а!
А кстати, вдруг осенило мыслью Сои, а что здесь детки курят? Может пора делиться со старшими!

+1

15

- Какое безобразие!
"Самое большое безобразие в этой комнате - это ты, детка." Аделина лишь учтиво улыбнулась, с трудом проглатывая досаду. Да уж, лучше было улыбаться, лучше было молчать. "А то, скажи я, какие тут учителя, это чертово собрание ещё пару часов будет идти." Аделина улыбалась, и напоминала она сейчас этим куклу барби: пластиковая улыбка и едва живые глаза, она вся была как нарисованная, как не живая.
- Как вы правильно поступили! <...>
- Право, не стоит! Это не более чем моя работа, мисс Лайне.
Лина во время заткнулась, с языка едва не слетел вопрос "а что вы можете нам рассказать?", что грозило долгими и мучительными разборками. Собрание ползло ещё с час, Аделине иногда казалось, что она вот-вот уснет, в остальное время ей просто хотелось испариться. После собрания все разошлись по домам.


Днем она сидела дома, завернувшись в плед и листая книжку о жарких странах и мечтая об отпуске на каком-нибудь курорте.  К вечеру одиночество и общая беспомощность окончательно достали и ноги сами вынесли Гендель из квартиры. Она пару часов гуляла по городу, пока не осела в каком-то баре. Из динамиков хрипело что-то из репертуара группы "Runaways", хотя голос Джоан она разобрала с трудом, и была не уверенна в том, что это именно та группа, а не Мэрлин Мэнсон. "Сменили бы технику, шум, а не музыка!" Она уселась за барную стойку, пальто повесила на крючок. Одета Гендель была просто: черные сапоги почти что до колена, синие "потертые" джинсы и сомнительной формы серый свитер. Волосы распущены, косметика смыта. Да, такой её и узнать-то не сразу можно было! Аделина улыбнулась бармену.
- Черный русский, и что-нибудь на закуску.
"На закуску" ей выдали тарелку горячей картошки фри, украшенной зеленью и залитой каким-то розоватым соусом.

+1

16

- Да фигня полная этот твой Тарантино! - наваливаясь буквально в падении на барную стойку, убедительно доказывала криком свою мысль Сойле, оборачиваясь куда-то назад к группе агрессивно уже настроенных молодых людей. - Ёр бэйби шут ю даун! - изобразила жестами выстрел. - Выкуси!
Да, перед вами человек, призванный сеять разумное-доброе-вечное, но скорее Сои исправит систему образования, чем наоборот. Лайне vs. Монтессори.
- Мне еще того же! - стукнула открытой ладонью по столешнице, но потом все же уточнила у бармена: - А что я пила?
- До виски или после?
- Красава! Тогда еще виски!
В общем-то этот вечер мало отличался от всех предыдущих вечеров Сойле Лайне, если не брать в расчет те, которых она вообще не замечала просиживая за онлайн играми или мелким жульничеством с банковскими картами. Некоторые мечтают о двадцати пяти часах в сутках и торопятся жить, но финку вполне устроили бы десятичасовые сутки - чтоб выспаться и выкурить сигарету. К чертям остальное время - именно это и значили её регулярные попойки.
- Ну нифига себе! - опрокинув в себя рюмку виски, дальше выжигать здравый смысл и обжигать органы, Лайне заметила проклятие её сегодняшнего дня. - Крендель! Ээ... не, Гендель, мать моя женщина!, да ты никак меня преследуешь? - опираясь на руку, пытаясь удержать голову, заплетающимся языком проговорила Сойле. - Да еще и не одна, в компании с русским! Эх, а была такая невинность, бейби гёрл, но да, так хоть на человека похожа стала, - что о самой финке сложно сказать с уверенностью.

+1

17

- Красава! Тогда еще виски!
До неприличия знакомый голос. Даже волосы на голове зашевелились. "Твою ж мать! Только бы не заметила." Адель огляделась по сторонам, в голове крутилось ожидаемое "куда бы спрятаться", но самым адекватным вариантом, пришедшим в голову за столь короткий срок, было оперативно накидаться до состояния Сойле и наплевать на прятки. "Нет, конечно, можно быстро схватить пальто и удалиться из бара, или выкинуть еще что-то похожее. Но, честное слово, что за бред!? Я взрослый человек и могу периодически выпить." Вернув на лицо привычное большинству безразличие, Гендель зевнула и хлебнула из стакана коктейль.
- <...> Да еще и не одна, в компании с русским! <...>
- Ну ладно, я-то на человека похожа, а ты у нас что за зверь? - Гендль ухмыльнулась, закинула ногу на ногу и продолжила потягивать напиток, периодически поглядывая на Сойле. - А на счет преследования... ну вот когда я влезу в твою квартиру с ножом, тогда и паникуй.
То ли алкоголь незамедлительно начал свое действие, то ли вне рабочая обстановка положительно сказалась на её поведении. Так или иначе, но Адель растрепала волосы на голове Сойле, обняла её за плечи, притянула к себе и громко чмокнула в щеку. Похоже, организм Гендель, без особого её согласия, решил идти по сценарию "накидаться до состояния Сойле". "В прочем, учитывая что я не пью, не долго мне осталось."
- Сойле, расслабься и давай без сцены, мы сюда обе из-за работы пришли... ну и что бы скоротать вечер. Так? Лично я считаю пьянки в одиночку алкоголизмом, так что давай, подсаживайся. Только я твою выпивку не оплачиваю.
"На кой черт мне такая "компания"!? Даже не поговорить, она и двух слов не свяжет! Ну... с другой стороны, можно дотащить её до своей квартиры, когда совсем упьется, и с утра по ржать над мучениями. А можно и с вечера поиздеваться." Аделина улыбнулась, с улыбкой пододвинула к Сойле тарелку с фри, попутно утянув от туда пару палочек. "Подсаживайся, дорогая. Я потом решу. что с тобой сделать." Гендель, улыбаясь коллеге, продолжала потягивать свой напиток.

+1

18

О том, что функционирует в слегка замедленном темпе по сравнению с окружающей её действительностью, Сойле заметила уже когда властная рука учительницы младших классов средней школы Траума притянула финку к хрупковатому для барной драки тельцу, а она даже не успела этому воспротивиться. Затем последовал громкий чмок в щеку. Кажется, последний раз её целовали в щеку года в четыре. Тогда она не была настолько пьяна.
- Слуушай,.. - она не смогла сразу вспомнить ни имя, ни фамилию, - ..ты. А ты ж права! пить лучше сразу с бабами, чтобы потом к ним не ехать! - мудрость веков.
С третьего раза подцепив барный стул, Лайне все же подвинула его и присела ближе к коллеге.
- А что я пила? - снова спросила она у бармена.
- Брлагодарлю, - продемонстрировала чудеса дикции, когда замучанный ею парень за стойкой, подвинул стакан с напитком, который по-прежнему оставался стоять на её месте, с которого она так неожиданно сошла во имя налаживания дружественного контакта со слабопроалкоголенным представителем человеческой расы.
Следующие несколько минут Сойле благополучно изображала внимательного и благодарного слушателя размышлений доморощенного философа о временах и нравах. Периодически она едва не сваливалась на стойку бара, накрываемая неудержимой волной сна, но подносила к губам свой виски и верила, что он её бодрит. Даже когда проливается мимо рта. Дьявол!
Почему-то именно в этот момент она обратила внимание на открывающуюся со скрипом дверь бара. Ничего интересного, пока цепляясь о косяк сверху в помещение все же не проник красно-белый воздушный шар. Под кожей табуны мурашек начали активно мигрировать по всему телу. А хозяина шарика так и не было видно, за головами посетителей. Дура, в этой дыре даже цирк есть, а в нем шары! Хлебай свой сиропчик и угомонись! Но взгляд упорно не отпускал плывущий по воздуху красный шар. Неужели, никого кроме Сойле не удивляет веселая детская игрушка в вечернем баре? Она посмотрела не Аделину, которая все так же увлеченно рассказывала что-то там о школе, поездках и наркотиках. Лайне давно уже её не слушала, но отвлекшись лишь на секунду, она больше не нашла глазами красно-белого пятна, парящего в воздухе. Что за на... И снова переводя взгляд на девушку, прямо за её плечом она увидела мужчину... Нет, даже не самого мужчину, но эту улыбку, которую она помнила с детства и мечтала забыть всю свою жизнь.
- Нет! Убирайся! что тебе от меня нужно! - заорала она что было силы, резко выходя из фазы быстрого сна. Тут же теряя ориентацию в пространстве, девушка еще попыталась предпринять отчаянную попытку зацепиться рукой о стойку, но она оказалось неудачной, и высокий стул вместе с Сойле полетел на пол. Финка выглядела испугано и ошарашено, будто её только что вернули инопланетяне после страшных экспериментов. А учитывая увиденное, она не была уверена, что эти самые зеленые человечки её не похищали. впервые Сои радовала боль в голове и спине - по крайней мере это означало, что она находится в общепринятой реальности.

+1

19

- <...> пить лучше сразу с бабами, чтобы потом к ним не ехать!
Ей не совсем понравилось, что Сойле назвала её бабой, но желание мести подсказывало, что на утро она о себе услышит ещё больше нового. "Пить ты со мной не будешь. Точнее я больше пить не буду, вот так! А на счет баб... хм, может мне ехать никуда и не придется." Адель подло улыбалась и молчала, лишь кивнула. Да, они никуда не поедут, это точно. Адель мирно потягивала свой напиток, думая, как правильнее вести себя дальше, и что-бы придумать в отношении Сойле. Гендель молчала, изучая глазами пространство где-то рядом с виском Лайне. "Как правильно, ЛАйне, или же ЛайнЕ? Может спросить? А, хотя, она вообще сейчас вряд ли свою фамилию вспомнит. А мне то это зачем? Просто нужно как-нибудь назвать её по-фамилии, когда она будет трезвой, если ошибусь в ударении - она поправит. Сейчас есть тема по-интереснее." Пожалуй, если бы сейчас было лето, то Адель могла-бы выставить Сойле голышом на пасеку, но обморожение ей, почему-то, казалось более серьезной проблемой, чем пара укусов пчел. Фантазия уже рисовала ей жуткие картины мести. "Конечно, сейчас была бы хорошая возможность вытянуть из неё какую-то информацию, но мне, черт подери, глубоко начхать на её жизнь!"
Адель молчала, изучая Сойле, которая уже перешла с распития на обливание. Преподавательница физики же, кажется, была уверенна, что с ней разговаривают. "Ну, это либо голоса в её голове, либо те две упитые за её спиной." Гендель не горела желанием высказать, что по этому поводу думает, по тому и продолжала свои размышления. В прочем, Адель уже всерьез задумалась о психическом состоянии "собеседницы". Она даже проследила за взглядом Сойле, упершимся в потолок, но ничего там не увидела. После она поняла, что насмерть перепуганные глаза Лайне смотрят на её плече. "Паук?" Почему-то это была её первая мысль. Заранее испытав порцию отвращения Адель посмотрела на плече. Ничего там не увидела но, на всякий случай, отряхнулась. "Не паук. Глюки."
- Нет! Убирайся! что тебе от меня нужно!
Адлеь несколько зависла, непонимающе хлопала глазами. "Что мне нужно? Ну свози меня на Кипр, что ли..." Гендель встала с мягкого, уже полюбившегося, стула и постаралась заглянуть в глаза Сойле. Не получилось, Сойле тоже покинула стул, при том финка явно была сторонницей более радикальных методов и задорно свалилась всей тушей на стол. Бармена это не удивило, а люди, покосившись на лежащую на полу тушу, вскоре вернулись к своим обсуждениям. Гендель выловила из стакана с газировкой ледышку и, без тени сомнений присев на пол рядом с Лайне, засунула этот предмет ей за шиворот. Сопровождалось сие издевательство подлой улыбкой и тихим бурчанием:
- Пить меньше надо, дорогуша.

+1


Вы здесь » TRAUM » ПРОШЛОЕ ВРЕМЯ » Акклиматизация


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC